Школа и вуз

Право есть. А есть ли желание?

http://finnish.ru

Препятствий для изучения финского языка в школах Карелии нет. Но это не означает, что нет проблем.

 

Глава Карелии Александр Худилайнен должен обратиться в Минобрнауки России с предложением включить финский язык при изучении его в школах в перечень основных иностранных языков. Такое решение принял на днях Координационный совет по господдержке изучения национальных языков в республике. Его заседание прошло в Министерстве образования Карелии. Погасит ли это общественное негодование?

 

В апреле сайт «Ведомости Карелии» первым сообщил, что в 17-й гимназии Петрозаводска, которая создавалась как языковая, прекращают изучение финского языка со второго класса. Разразилась буря, и не только в медиа и соцсетях  – сотни обращений поступило в общественные организации, направлены были разгневанные письма Александру Худилайнену.

 

Карелия соседствует с Финляндией, изучать углубленно финский язык нам по логике вещей необходимо. Более того – в 2009 году документ о взаимном обязательстве способствовать изучению в приграничных территориях языка соседней страны  подписали премьер-министры России и Финляндии. Наш сосед свое обязательство выполняет,  изучение там русского языка в приграничных районах расширяется, отодвигая даже шведский – второй государственный язык. В Карелии с финским языком всё наоборот. Недавно в ПетрГУ закрылся факультет прибалтийско-финской филологии, не могут набрать абитуриентов кафедры национальных языков. Алексей Цыкарев, член Совета молодёжной организации Nuori Karjala, считает это следствием слабой протекционистской политики в республике по изучению национальных языков.

 

Сразу после того, как разразился скандал с 17-й гимназией, вице-мэр Петрозаводска, председатель комитета по вопросам образования, культуры, делам молодежи, молодой семьи, физической культуры и спорта Лариса Подсадник  и директор 17-й гимназии Людмила Вострякова публично опровергли все обвинения в дискриминации финского языка в школе. Они ссылались на объективные причины – федеральные стандарты и отсутствие достаточного количества заявлений от родителей второклашек. На заседании в Минобразования Карелии они продолжили защищаться.

 

Лариса Подсадник (слева) и Людмила Вострякова на совещании в Минобразования Карелии

 

– Всем желающим изучать финский язык в 17-й гимназии такая возможность предоставляется, – эмоционально выступила Лариса Подсадник. – Но заявлений на изучение финского со второго класса поступило всего восемь, даже на группу не набирается! Финский язык не может изучаться как иностранный, только по желанию.

 

На самом деле финский язык при изучении его в школах имеет статус иностранного языка, но статус второго иностранного. Первыми иностранными языками признаны английский, немецкий, французский и испанский,  по ним сдается ЕГЭ, на них направлено всё внимание управленцев.

 

Директор 17-й гимназии Людмила Вострякова проинформировала на заседании в Минобразования Карелии, что финский язык изучают сейчас 307 учеников, треть от общего количества гимназистов, по двум программам – общеобразовательной с 5 класса и по углубленной со 2 по 11 классы. Половина выпускников начальной школы выбирают финский язык как второй иностранный, то есть изучают его по общеобразовательной программе, не углубленно. Страсти же кипят вокруг именно углубленного изучения финского языка. В этом у 17-й гимназии прекрасные традиции.

 

Лариса Подсадник уверяет, что среди родителей будущих первоклассников вообще нет желающих, чтобы его ребенок изучал финский со второго класса.  Министр образования Карелии Ирина Кувшинова спросила:

 

– А если усилить работу педколлектива по мотивации на финский язык?

 

– Мы мотивируем, но изучать два языка в 8 лет очень тяжело, – парировала Подсадник. Английский язык, как известно, изучают в обязательном порядке все школьники начиная со второго класса.

 

Общественники на заседании в Минобразования Карелии в свою очередь упрекнули Ларису Подсадник и Людмилу Вострякову в пассивности, в том, что они  не работают с родителями по продвижению финского языка, не используют возможности национальных общественных организаций, которые готовы подставить плечо.

 

Еще один аргумент Ларисы Подсадник, что якобы стандарты приводят к сворачиванию изучения в гимназии финского языка опроверг Александр Морозов, начальник Управления по надзору и контролю в сфере образования Минобразования Карелии:

 

– Школа имеет право на автономию, самостоятельно утверждает учебный план. Нет никаких препятствий к изучению финского языка как второго иностранного, в том числе со второго класса.

 

После разразившегося скандала в Минобразования Карелии рассмотрели такой вариант учебного плана 17-й гимназии, который позволит изучать финский язык углубленно со второго класса. До того, судя по всему, сама гимназия с этим справиться не могла. Или не хотела. По словам Ирины Кувшиновой, если в Минобрнауки РФ положительно ответят  на обращение Главы РК с предложением включить финский язык при изучении его в школах в перечень основных иностранных, не будет вообще никаких препятствий к его изучению. Но при такой пассивности самих школ вряд ли мы застрахованы от подобных потрясений, какие пережили сейчас с 17-й гимназией. Ведь конфликт едва не перерос в национальный.

 

 

Комментарий Натальи Антоновой, члена правления Республиканской молодежной Общественной организации Nuori Karjala («Молодая Карелия»), российского координатора международного проекта «Финно-угорские языки и культуры в дошкольном образовании»:

– Языковой вопрос самый щепетильный в национальной политике. Мне очень сложно вникать в тему федеральных образовательных стандартов, в то, насколько серьезна в них роль региональных языков. Хотя как гражданину страны, общественнице очень бы хотелось видеть не путаницу, подмечать не двойные стандарты, слышать не о постоянных грядущих изменениях. Хочется логики, последовательности и прозрачности. Национальный язык в системе образования требует прежде всего преемственности, на всех уровнях: дошкольное, общее, профессиональное образование. Только тогда он будет престижным и выглядеть серьезно. А так это лишь баловство… Я замечаю сильные противоречия в правовом поле, в отношениях центра и Карелии как региона. С одной стороны, Конституция России, закон о языках РФ, различные международные пакты, ратифицированные Россией, дают нам большие полномочия в праве получать воспитание и образование на родном языке, свободно изучать языки. С другой стороны, региональные служащие постоянно говорят нам о единстве образовательного пространства страны, и я понимаю, что это единство как раз и представляется в доминировании роли русского языка в образовании. Мы находимся в постоянном поиске компромисса, чтобы не слыть нарушителями, националистами, радикалами и пр. Но компромисс-то получается односторонний. Знаю, что в Институте национальных проблем образования, подведомственном Минобру России, трактуют нововведения в системе образования очень даже позитивно по отношению к региональным языкам. Оказывается, полномочий региона ныне больше, чем ранее, следует лишь сконцентрироваться на разработке собственных региональных учебных программ на основе федеральных стандартов. В Институте даже говорится о возможности увеличивать часы для преподавания региональных языков! Однако параллельно с такой политикой ужесточаются требования к ЕГЭ, где нет места региональным языкам. И получается, что ответственность за интерес к своему, родному, остается невольно на семьях, родителях, общественных объединениях, сама государственная система со своим административным ресурсом отстраняется от этого. В Республике Карелия сложилась такая ситуация, что остается все меньше и меньше радетелей за родные языки. Особенно редеют ряды госслужащих, кто бы хотел и был способен отстаивать эту тему на региональном и федеральном уровнях. Будет ли полностью русскоязычный чиновник министерства продвигать карельский, вепсский и финский языки? Конечно, нет. Наверное, мы, представители этих народов, и сами виноваты, подустали, не рвемся «в верха». Есть прецеденты, когда некоторые российские регионы отстаивают свои языковые позиции, подстраховываются, ищут выходы. Мы в этом смысле очень пассивны.

 

 Фото автора и с сайта www.venajaseura.com

 

 

 

  • Алексей

    От вседозволенности фобии у Подсадник и Волковой. Они не разделяют, они властвуют, никогда ни за что не ответят, потому как никто с них не спросит. Доколе?

  • Людмила Подольская

    Ну никак не везет Петрозаводску с руководством управления образования! Пока не встанут во главе грамотные управленцы, будут продолжаться конфликты. При Подсадник и 45-ю школу закрыли — не посмотрели ни на мнение родителей, ни учеников. Доколе?

  • Алексей Конкка

    Как в национальной республике вообще статус титульного языка может быть «иностранным»? Скажут, что титульный — карельский. Но суть в том, что и карельский изучается факультативно, как иностранный. У нас же своя ситуация — без финского языка, развитого во всех отношениях, не будет и карельского. Они поддерживают друг друга, позволяют выжить. Практически все карелы, которые занимаются в различных организациях национального профиля знают финский. Но в республике нет никакой действенной программы развития национальных языков, или она существует только на бумаге. Наоборот, те же депутаты от Карелии принимают постановления о запрете вывесок на иностранных языках и так далее. Есть даже лицо этой кампании (или компании) — это господин Пирожников, прибывший к нам из Питера и уже заседающий в заксобрании. На этом фоне что удивляться каким-то директорам и начальникам из мэрии, которые лукавят и лгут, объявляя о нежелании родителей отдавать детей в финские классы, тогда как они ничего не делают для сохранения языка, более того, судя по комментариям к последним статьям о языке в 17 школе, прямо отговаривают родителей от подачи заявлений, пугая ЕГЭ и общероссийскими стандартами? Откуда такие фобии? Здесь даже толерантностью не пахнет, не говоря о том, что республиканские чиновники, казалось бы, должны всеми силами ратовать за языки нацреспублик? Даже из этой статьи видно, что нет никаких преград для организации обучения и расширения поля национальных языков, преграда только в чиновниках.