Главное, И.С.Фрадков, Учитель

Только любовь превращает учительское ремесло в творчество

Два директора - И.С. Фрадков (справа) и Д.Н. Музалев, директор 30-й школы 3 июня исполняется 87 лет со дня рождения Исаака Самойловича Фрадкова – человека, опередившего свое время.

Воспоминания  учеников и соратников о легендарной девятке – гремевшей в пору директорства  Фрадкова 9-й петрозаводской школе, о том, как он преподавал в Петрозаводском университете, мы уже публиковали. На этот раз воспоминания касаются других его начинаний 70-х – 90-х годов. Ведь Исаак Самойлович был поразительным генератором идей!

 

Учебно-производственный комбинат (1974 – 1981), ныне Державинский лицей

Р.И. САМОЙЛОВА, О.И. ТЮТЕВА, И.Н. ЯКУШЕВА, в 70-80-е годы преподаватели УПК-1

С ним было интересно работать

Учебно-производственный комбинат школ города, который создавал Исаак Самойлович, был среди первых ста в СССР. Он был создан по решению исполнительного комитета Петрозаводского городского совета депутатов трудящихся, который в то время возглавлял П.В.Сепсяков. Начинали с нуля – ремонтировали и реконструировали здание, оснащали оборудованием кабинеты и мастерские, занятия в это время проводились в  школах. С января 75-го в отремонтированном здании начались занятия со старшеклассниками, которых знакомили с азами наиболее массовых  и нужных городу профессий. Базовыми предприятиями стали БОП, трикотажная и швейная фабрики, строительные тресты, ОТЗ, Тяжбуммаш, завод «Авангард», ЮКЭС и другие.

Горисполком поддерживал УПК, по его решению предприятия направляли мастеров производственного обучения из числа своих лучших работников. Первыми пришли на комбинат А.Ф. Ганжиков, З.Н. Филимонова, К.Ф. Миккоев, М.С. Толщин, В.А. Трифонов, А.В. Веселов, А.И. Константинов, Н.С. Юфа, А.Н. Лонг, Н.И. Бессолицына, Ю.М. Ленсу, В.А. Тютев, С.Г. Кибец, Н.Г. Романова, Л.Г. Чистякова, В.В.Осокин и другие.

Большинство из них не имели педагогического образования, поэтому Исаак Самойлович открыл педагогический всеобуч. Как и в любом учебном заведении, на УПК проводились педагогические советы, открытые уроки, педагогические чтения, производственные совещания. Мастера-производственники не сразу понимали необходимость такой работы. Один из мастеров шутил: «Какая дидактика?! У меня кулактика!» — и показывал внушительный кулак. В дальнейшем многие из них получили педагогическое образование.

Исаак Самойлович в качестве преподавателей пригласил на работу своих бывших учеников. Мы — выпускницы физико-математического факультета Петрозаводского университета, были его студентками. Две из нас учились в  9-й школе, у одной там учился муж. Встретились на УПК.

И.Н. Якушева: Я работала в Надвоицкой школе, когда получила предложение от Исаака Самойловича. Никаких поблажек от него не видела, напротив, первый год пришлось работать на полставки преподавателем и лаборантом подразделения радиоэлектроники – хотя уже имела педагогический стаж. Лишь доказав, что справляюсь, была переведена преподавателем радиоэлектроники.

О.И. Тютева: Работала на вычислительном центре Главсевзапстроя, но хотела стать преподавателем. После собеседования Исаак Самойлович принял меня на работу.

Р.И. Самойлова: В университете писала диплом под руководством  И.С. Фрадкова. После вуза работала в КарНИИЛПе, были хорошие перспективы, интересная работа. Летом 77-го позвонил Исаак Самойлович и пригласил на работу. В институте не хотели отпускать, даже перевода не давали…

На УПК приходили ребята из всех школ города. Один день в неделю они учились у нас. В числе первых были открыты подразделения: автодело, токарное, слесарное, строительное, торговое, трикотажное, радиоэлектроники, электротехники, сварочное. Потом добавились операторы ЭВМ, фотодело, цветоводство, медицинское, кулинария. Количество учеников увеличивалось, открывались новые профили, и в городе по инициативе Исаака Самойловича появился второй учебно-производственный комбинат.

Наряду с теоретическими занятиями наши ученики проходили практику в мастерских и цехах базовых предприятий. На УПК рождались свои традиции: дни открытых дверей, дни школ, конкурс «Лучший по профессии». На этих праздниках гостями были ветераны труда, передовики производства, руководители школ, родители и первые лица города.

Постепенно создавалась база УПК, открывались учебные участки на предприятиях. В мастерских трикотажного и швейного дела стояло настоящее производственное оборудование. Исаак Самойлович настаивал, чтобы ученики производили реальную продукцию и УПК не был обузой для предприятий. Выпускники УПК сдавали квалификационные экзамены представителям базовых предприятий, им присваивали производственные разряды, то есть вместе с аттестатом они получали начальное профессиональное образование.

Исаак Самойлович был генератором  идей, с ним было очень интересно работать. Если возникала проблема, с ним всегда можно было посоветоваться. Мы не раз убеждались в его справедливости, порядочности, доброжелательности. Он был очень демократичен, но  мог быть и достаточно жестким – и с учениками, и с преподавателями, особенно не терпел нарушений  дисциплины,  неорганизованности, необязательности.

Идея трудового обучения проходит красной нитью через всю жизнь Исаака Самойловича. Жаль, что он не успел воплотить последний проект – школу для трудных, где в основу были заложены идеи А.С. Макаренко. В последние годы многие школы исключили из учебного плана часы на трудовое обучение. А сегодня снова возвращаются к мысли, что выпускнику школы следует давать начальное профессиональное образование. Добрый след от УПК сохранился у нас в Державинском лицее, – один день в неделю посвящается трудовой деятельности.

Исаак Самойлович был удивительным человеком – прекрасным организатором, администратором и учителем. Его не пугало ничто новое, он видел перспективы любого дела. Всегда находил единомышленников. Мы многому научились у него, и не мыслим себя без школы и учеников.

 

 

Центр профориентации   (1981 – 1987)

 

Л.А. БЫКОВСКАЯ

С задачей мы справились

Так получилось, что осенью 81-го года, вернувшись с семьей в Петрозаводск, оказалась без работы. Исаака Самойловича я знала — по университету, где была его студенткой, да и жили мы рядом. Он предложил мне работу в только что открытом им центре профориентации. Это было совершенно не знакомое мне дело, но Исаак Самойлович так интересно рассказывал о необходимости помочь детям в выборе профессии, что я согласилась и стала методистом центра по связям с техникумами и училищами.

Центру отвели часть деревянного двухэтажного здания на Первомайском проспекте, 40. Исаак Самойлович с гордостью называл его «особняком». Мечтал украсить второй этаж мозаикой, представлял, как дети будут любоваться на нее, поднимаясь по широкой лестнице.  Но средствна оформительские изыски, конечно, не было. Кстати, мы все были «подснежниками» – работая в центре, числились рабочими на крупных предприятиях, которые таким образом поддержали новое дело. У меня, к примеру, в трудовой книжке запись слесаря-наладчика ОТЗ, у Исаака Самойловича — слесаря Петрозаводскбуммаша.

Спустя годы я поняла, каким провидцем был Фрадков. Он лет на шесть-семь  опередил время – ведь система профориентации в стране сложилась лишь к концу 80-х. А у нас в центре в начале 80-х, кроме методистов, были психологи, социологи, медики, потому что Исаак Самойлович смотрел на профориентацию с разных сторон.  Конечно, готовых специалистов не было, поэтому мы все время учились — много времени проводили в командировках, часто ездили на различные курсы. Каждый привозил с собой кипу материалов, которые не пылились на полке, а изучались, использовались в работе. Когда стали создавать систему профориентации как государственную службу, Исаак Самойлович направил меня учиться на только что открывшийся в ЛГУ спецфакультет возрастной и профориентационной психологии.

У нас был хороший коллектив, четко поделены обязанности. И сейчас в центре работают пятеро человек из тех, кого позвал тогда Фрадков. В те годы мы стремились, чтобы в каждой школе был ответственный за профориентацию, чтобы был открыт кабинет или хотя бы выделен уголок профориентации. У нас бывали начальники отделов кадров предприятий. В школах вводился курс «Основы производства. Выбор профессии». Исаак Самойлович, любивший все структурировать, делал карту, на которой рядом с каждой школой были помечены близлежащие магазины, садики, учреждения и предприятия – чтобы ребенок видел, что находится рядом с его домом. После посещения ГДР, восхищенный тем, как детй там готовят к жизни, увлекся профессиограммами.

Ежедневно в центр приходили на экскурсию две группы –  выпускные классы с классными руководителями, на встречу с ними мы приглашали руководителей образовательных учреждений. В профтехучилищах проводили игру «Найди себя», ставшую довольно популярной. В ней участвовали выпускники школ, игра проходила в форме КВН.

Где-то через год после открытия центра Исаак Самойлович установил связь с НИИ трудового обучения и профориентации Академии педагогических наук. И однажды почти в полном  составе  мы отправились в Москву. На заседании ученого совета НИИ Фрадков делал доклад. Он очень волновался, но все прошло хорошо, и с тех пор у нас установился хороший контакт с лабораторией профориентации этого института.

Неудивительно, что когда в 87-м году начали создавать государственную службу профориентации, обратили внимание на Петрозаводск, хотя центры открывались только в крупных городах. Но  у нас уже были специалисты, методическая база, печатные материалы. И 6 февраля 1989 года на базе городского профцентра был создан Центр федерального подчинения. Сейчас у нас работают 47 человек, в каждом районе есть заведующий профконсультационным пунктом. Три отдела – информационно-методический, профконсультационный, психологической поддержки. Ежегодно сотрудники центра оказывают профконсультационные услуги более чем 50 тысячам человек.

Исаак Самойлович в 87-м году вышел на пенсию. Мы долго не могли привыкнуть к его отсутствию, поскольку жили за ним как за каменной стеной – он открывал двери в кабинеты самых высоких начальников. Через несколько лет снова встретились в совместной работе – Фрадков открывал школу одаренных детей, и нам нужно было провести в короткие сроки – менее, чем за месяц! – отбор детей по всей республике. С этой неимоверно трудной задачей мы справились – сказалась школа Фрадкова…

 

 

Последние годы жизни (1991 – 1998)

Е.Д. ВИНОГРАДОВА, преподаватель английского языка

 В 1991 году И.С. Фрадков создал МГП «Интеллект», которое стало выпускать пособия, брошюры в помощь учителям и ученикам. Об истории создания одного пособия рассказывает его автор.

 

«К первому сентября рукопись должна быть у меня на столе»

В январе 1994 года ко мне пришёл Б.З. Белышев, по рекомендации Исаака Самойловича, и привёл с собой пятилетнюю дочь Ирочку. Он попросил меня заниматься с ней английским языком, добавив, что был в нашей Национальной библиотеке и просил найти для него литературу по обучению английскому языку детей дошкольного возраста. К сожалению, там ему ничего не смогли предложить.

У меня был определённый опыт обучения не только школьников, студентов, но и детей 5-7 лет. Основой моих занятий с Ирочкой стала книга «Обучение иностранным языкам в детских садах» 1964 года издания. Но книга и собственный педагогический опыт – этого недостаточно, чтобы серьёзно заниматься языком с такой малышкой. Пришлось обратиться к статьям по психологии дошколят, из которых следовало, что дети этого возраста очень подвижны, мыслят конкретно, любят играть, рисовать, они очень восприимчивы к музыке. Всё это я учла при разработке наших занятий. Мы занимались дважды в неделю по 30 минут. В конце второго года обучения Ира начала уже читать лёгкие книжки на английском языке. Дела шли настолько успешно, что я провела открытые занятия для студентов дошкольного факультета пединститута.

Как-то раз отец Ирочки попросил разрешения присутствовать на нашем занятии. И после его окончания он сказал мне, что нужно писать книгу. Я отклонила это предложение – мне уже много лет, потом в 1965 году в издательстве «Просвещение» вышла книга, соавтором которой я была, — сборник материалов для внеклассной работы в школе. Через некоторое время Борис Залманович Белышев повторил своё предложение. Он посоветовал мне пойти  к Исааку Самойловичу и рассказать ему о наших с Ирочкой занятиях.

Я отважилась и позвонила Исааку Самойловичу. Он назначил мне встречу. Помню, пришла к нему в конце апреля 1995 года, рассказала, как провожу занятия, показала Ирочкины тетради, рисунки. Он меня внимательно выслушал, затем сказал:

– Екатерина Дмитриевна, к первому сентября рукопись должна быть у меня на столе.

Итак, задание было получено. Мне удалось справиться с этой, казалось бы, непосильной задачей – в моём распоряжении было всего четыре месяца.

В процессе подготовки книги к печати мне приходилось довольно часто приходить к Исааку Самойловичу домой, и меня всегда удивляла его необыкновенная работоспособность. Будучи уже тяжело больным, он постоянно был в курсе всех дел, особенно касающихся школьного образования. Исаак Самойлович делился со мною своими планами об улучшении школьных программ, показывал и читал многочисленные письма и обращения в Министерство образования и другие инстанции с предложениями. Он неизменно наталкивался на нежелание прислушаться, на формальные отписки или вообще молчание со стороны работников этой сферы.

… Я долго думала о заглавии книги: избитое «Обучение английскому языку детей 5-7 лет» меня не устраивало. Название пришло неожиданно, ночью, и мне очень понравилось: «Английский язык для малышей и не только».

Пособие явилось итогом моей более чем пятидесятилетней педагогической деятельности и коренным образом отличается от всех, ранее изданных, так как включает разнообразный материал, основанный на английском фольклоре. Идею включить в книгу рисунки-раскраски подал Исаак Самойлович при нашей первой встрече. Дети срисовывают определённые предметы или раскрашивают рисунок прямо в книге. Представленный в книге материал предназначен не только для работы с малышами, но его можно использовать в начальных классах.

Компьютерный вариант книги был готов и принесён Исааку Самойловичу 15 марта 1996 года. Книга пролежала без движения ровно год, не было средств, чтобы напечатать её. Мне удалось найти спонсоров, и книга была издана небольшим тиражом – порядка 150 экземпляров в компьютерном варианте, поступила в библиотеку КГПУ, часть книг купил Институт повышения квалификации учителей. Знаю, что пособием успешно пользуются студенты и выпускники дошкольного факультета КГПУ.

Тем, что я составила и написала это пособие, я обязана Исааку Самойловичу. Хочу привести его слова, которые он сказал в своё время о работе вообще и о работе учителя в частности: «… Где нет творчества, там всегда присутствует серость». И это действительно так.

 

О.Б. МЕШКОВА

Только любовь рождает вдохновение

С Кондопогой Исаака Самойловича Фрадкова связывает целый период его педагогической деятельности. Здесь в 1992 – 1994  годах с его помощью был организован семинар для начинающих руководителей школ. С 1994 года. по договору с городским отделом образования и методическим кабинетом под его руководством проводились педагогические чтения с участием всех школ города и района.

«Из истории» русской дидактики от Петра I до 1917 г.», «Практическая дидактика», «Актуальные проблемы современной дидактики» — это темы педагогических чтений в 1994 – 1996 годах. Исаак Самойлович всегда сам  выступал с докладами, особое внимание уделял практическому использованию дидактики, помогал учителям района обобщить свой опыт по актуальным проблемам педагогики и методики.

Когда Исаака Самойловича не стало, я поняла, что история мировой и отечественной педагогики – это не только  великие дидакты, мыслители и педагоги прошлого. Это и те, кто ещё недавно трудился рядом и незаметно существует сейчас на  скудную учительскую пенсию: ветераны, пенсионеры; те, кого уже нет, кто был влюблен в школу до конца дней — как Исаак Самойлович Фрадков. Он стал для меня Учителем, с которым я советуюсь, соизмеряю свои поступки, дела, мысли и сегодня.

Моё знакомство с ним состоялось бы гораздо раньше, уже в 1978 году, если бы я, абсолютно уверенная в глубине своих познаний, не пропускала  лекции по педагогике, которые читал для нас на курсах в ИПК Исаак Самойлович.

Мы познакомились гораздо позже – в 1992 году, когда волна демократических изменений коснулась средней общеобразовательной школы № 3, в которой я в то время была заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Административный совет школы решил с нового 1992-1993 учебного года начать эксперимент по созданию лицейских классов. Это требовало изменения содержания образования, введения новых курсов и предметов, разработки программы работы и учебного плана в экспериментальных 5-х и 10-х классах. Уже после того, как классы были скомплектованы и преданы гласности планы администрации, а мне было вверено возглавить научно-методическую и экспериментальную работу по созданию лицейских классов, я начала осознавать всю полноту ответственности, возложенной на меня и весь коллектив. Какие-либо разработки, методические материалы, учебные планы для лицейских классов отсутствовали. Я  казалась себе капитаном на судне, которому предстояло сменить курс без компаса и руля.

Не знаю, как справились бы мы с нараставшими волнениями и разгоравшимися в коллективе страстями, если бы не Исаак Самойлович. Он сумел быстро оценить ситуацию, с искренним интересом выслушал наши сбивчивые замыслы и … предложил свою помощь. Как и почему он появился тогда в школе – не помню, но с августа 1992 года началась наша совместная работа и дружба.

От его пытливого взгляда не уходила ни одна деталь. Пришлось готовить кучу документов, которые требовал наш неутомимый наставник: анкеты кадрового персонала, личные карты школьников – учащихся лицейских классов, все: от обеспеченности учебниками и программами до творческих наклонностей педагогов и учащихся, интересов родителей и общественности нашего микрорайона. Как истинный управленец, он хорошо зная цену анализа педагогической ситуации, роль которого мы осознали позднее.

Помню августовский педсовет и убедительное, яркое выступление Исаака Самойловича в защиту ребенка, его права на выбор, необходимости педагогов научить его учиться.  Слова, прозвучавшие в мой адрес, были большим авансом на многие годы моей дальнейшей педагогической деятельности. Это был Поступок Учителя, которого я не могла подвести.

Под руководством Исаака Самойловича мы разработали учебный план лицейских классов, который по существу был прототипом будущего базисного учебного плана.

В гуманитарном 5 классе велось преподавание  двух языков, в том числе финского. Введены предметы МХК с курсом карельского и финского фольклора, уроком музыки, где в дополнение к основному курсу изучались финские и карельские песни. На уроках труда для девочек был введен курс национальной карельской и финской кухни. В гуманитарных классах III ступени изучался спецкурс «скандинавские страны», началось сотрудничество с кафедрой скандинавской литературы ПетрГУ. В классах II ступени математического профиля был введен новый предмет «Естествознание» как пропедевтический курс к дальнейшему изучению физики, химии, математики. Экспериментальную программу курса курировала методист ИМК   Л.И.Фрадкова, учитель СОШ № 3 А.И. Белан.

В течение учебного года в школе впервые было введено ступенчатое расписание (с целью ухода от второй смены), создан методический кабинет, разработана программа работы школы и лицейских классов.

Не все смелые идеи Исаака Самойловича находили поддержку в коллективе. Зачастую мы оказывались более консервативными в решении управленческих вопросов, изменения форм организации УВП, в выборе новых методик и программ. Наш консультант и руководитель не мог часто  приезжать в Кондопогу. Мы переписывались, вели переговоры по телефону, но после каждого его приезда я понимала, как много ещё предстоит сделать.

Каждое общение с ним становилось для меня источником новых знаний, толчком для раздумий над тем, что, казалось, я так хорошо изучила в вузе – педагогикой, методикой, основами управленческого мастерства.

Исаак Самойлович оставил школе неоценимое наследство – науку управления, понимание, человечность, бесконечной любви к детям, которую он зажег в наших сердцах. Ведь только любовь рождает вдохновение, только любовь превращает учительское ремесло в творчество.

 

 

Л.Л. Шицель

 Учитель тот, у кого мы учимся

«Своим учителем мы справедливо называем того, у кого учимся».  Эти слова Гете абсолютно точно определяют мое отношение к И.С. Фрадкову, хотя моим учителем в привычном понимании этого слова он, к сожалению, не был.

Мне кажется, что помню все (или почти все) встречи с Исааком Самойловичем. Так запоминается, наверное, каждый глоток свежего воздуха в душном и унылом помещении или, наоборот, волна тепла, когда замерзает душа. Увы, понимание всего этого приходит с возрастом, с приобретением опыта…

Самые первые встречи произошли в начале семидесятых годов в 29-й школе, где Исаак Самойлович преподавал математику вместо заболевшего учителя. И мы, девчонки из других классов, сразу отметили необычность нового педагога, которая проявлялась во всем: в большой фигуре, в выражении лица (не хмуро-озабоченном, как у других учителей, а лукаво-одухотворенном), в желании ребят из тех классов, чтобы собственный учитель болел подольше…

В 1974 мы, девятиклассники, и сами стали первыми «птенцами нового гнезда Исаакова» — Учебно-производственного комбината на улице Чернышевского, куда съезжались каждую среду из всех уголков города. И хотя к занятиям на УПК мы относились, мягко говоря, прохладно-иронически (я имею в виду только свою группу  строителей, где собрались будущие врачи, учителя, музыканты), однако к директору И.С. Фрадкову – с огромным уважением и благоговением. Ощущение значительности, основательности, главенства этого человека было чрезвычайно сильным.

Через несколько лет, в 1980 году, заочная встреча с Исааком Самойловичем в стенах 9-й средней школы, где проходила университетская педагогическая практика. Там работали еще многие учителя, пришедшие при директоре Фрадкове. К стыду своему, совершенно не помню, кто был директором школы в момент практики, потому что постоянно звучало: «Когда Фрадков был директором…», «Это придумал Фрадков…», «Сделано при Фрадкове…» И тогда, пожалуй, впервые появилась тень зависти к однокурсницам, учившимся в школе Фрадкова (потом эта тень приобрела не только вполне отчетливые очертания, но и плоть, превратившись в банальное полновесное чувство). Любому человеку свойственно желание быть членом настоящего искреннего братства, дружества, коим представляются, а, впрочем, и являются выпуски школы времен Фрадкова.

В конце восьмидесятых – начале девяностых годов мы с Исааком Самойловичем встречались иногда в скандально знаменитых древлянских автобусах. Он работал в 41-й  школе (теперь лицей №1), и с пересадками добирался в еще новый район (с палочкой, на больных ногах, в любую погоду приезжал в эту обычную школу, ставшую благодаря его усилиям и нервам новаторской и престижной). Повиснув на верхнем поручне, зажатый со всех сторон согражданами, Исаак Самойлович непременно расспрашивал о семье, о детях, о работе. Оказалось, что мы с его младшей дочерью живем в одном доме.

В 1996 году, став методистом технического колледжа, я ринулась к мудрому И.С. Фрадкову, чтобы ухватиться за единственно возможное спасение и обрести почву под ногами. Исаак Самойлович серьезно выслушал мои причитания об отсутствии соответствующего опыта и с ходу набросал гору идей, среди которых была идея проведения двух параллельных семинаров под его руководством.

Так И.С. Фрадков стал вести семинары «ПУЛьС» (для административных работников) и «СТУПЕНИ» (для начинающих преподавателей) в Петрозаводском колледже железнодорожного транспорта.

На занятиях «ПУЛьСа» обсуждались самые разные темы: проблемы развития колледжа, межпредметные связи, методическое обеспечение предметов, авторские учебники и авторские программы, управленческая система, информационное обеспечение… Об этом говорил признанный педагог, который приобрел опыт ценой собственного здоровья, собственных сил и нервов. А ведь «мы верим только в тех, кто верит в себя» (Талейран), поэтому разговоры были профессиональными, зачастую обоюдоострыми, безусловно необходимыми.

Семинар «СТУПЕНИ» собирал молодых преподавателей, темами обсуждения становились  календарно-тематические планы, методы работы, внутри- и межпредметные связи (одна из любимых тем И.С. Фрадкова), дидактика и психология. Преподаватели-инженеры постигали азы педагогического мастерства с желанием и интересом, а опытный Учитель пересыпал свою речь шутками, воспоминаниями, ссылками на литературу, цитатами: «Чтобы воспитывать человека, надо его знать», «Все, имеющее связь, изучать в связи», «Урок должен начинаться и заканчиваться созерцанием»….

Семинарские занятия проходили два раза в месяц. Исааку Самойловичу каждый раз нужно было спуститься с высокого пятого этажа и по ступенькам крыльца, чтобы сесть в машину. Затем в колледже подняться на второй этаж (где начинаются аудитории) и, спустившись вниз после занятия, доехав на машине до своего дома, вновь подняться на пятый этаж. Что при этом испытывало больное сердце, не говоря уж о покалеченных ногах?

Однако ни у кого из новоиспеченных учеников Фрадкова не возникало мыслей о том, что Учитель нездоров, – так энергично, убедительно и ярко он говорил о профессии, ребятах, мастерстве.

Для создания более приятной атмосферы (занятия проходили в музее или библиотеке колледжа после уроков, в три часа дня) мы иногда устраивали чаепития. Тогда разговор делался совсем уж задушевным, семейным: Исаак Самойлович рассказывал о детстве, об отце, об А.С. Макаренко, о своих маленьких и больших открытиях (например, о Дистервеге), о любимом детище – 9-й школе. Он шутил, балагурил и был душой наших маленьких застолий.

Однажды во время занятия меня вызвала встревоженная Софья Александровна: она привезла лекарство своему по-мальчишески легкомысленному супругу, забывшему снадобье дома.

Результатом общения Фрадкова с коллективом колледжа и итогом его размышлений о нашем учебном заведении стала написанная по его собственной инициативе (он ничего не умел делать наполовину!) Концепция развития колледжа, в которой предусматривалось и изменение структуры, и новая система обучения, и многое другое. К сожалению, эти драгоценные страницы, заполненные крупным уверенным почерком, затерялись в недрах административных шкафов. Возможно, когда-нибудь они отыщутся, и реализация фрадковских идей в который раз подтвердит его прозорливость и умение решать проблемы завтрашнего дня…

Первое время меня удивляла мгновенная отзывчивость Исаака Самойловича на любую просьбу о встрече, консультации. Потом, поняв удивительную природу этой отзывчивости, я восхищалась четкостью и организованностью насыщенной деятельности великого затворника (если этот термин применим к человеку, который с утра до вечера встречает и провожает людей, ведет деловые переговоры по телефону, успевая при этом творить и излагать свои мысли на бумаге). «Да, детка, конечно. Во вторник, 3-го, в 12 часов дня. Тебе удобно? Целую, до встречи.» Так лаконично назначалось время. И это действительно было 12 часов, а не 12-15, 12-30 и так далее.

Несколько раз я приводила к нему людей, которым требовался серьезный совет или обсуждение важных идей, шагов. Непременно в комнате на столике стояли термос с кипятком, кофе, чайник с заваркой, вазочки с печеньем и конфетами. Шел заинтересованный, подробный, емкий разговор, который заканчивался ясными и дельными советами, а порой и помощью в виде звонка или письма.

Всегда заражали и заряжали неисчерпаемая энергия Исаака Самойловича, его уверенность в правоте и успехе дела, гордость за удачное решение, стремление «дойти до самой сути», фонтан головокружительных идей. Причем он один из немногих, кто с полным правом мог сказать: «Я же не мечтатель, я ведь точно знаю – как!»…

 

Масштабность, необъятность, категоричность, глубина и размах – вот что чувствовалось во время встреч с И.С. Фрадковым. Создавалось впечатление огромности, выплескивания через край всех проявлений: приятия и неприятия, возмущения и восхищения, бурного удивления и детского огорчения. Совершенно обезоруживали его приветливость, радушие, гостеприимство, лукавые и теплые искорки в глазах, необыкновенная нежность по отношению к близким людям; и в то же время принципиальность, нетерпимость к неискренности, разгильдяйству, нелюбви к делу заставляли многое переоценить, пересмотреть.

Одна из последних встреч с Исааком Самойловичем произошла в больнице. Он со смехом рассказывал о том, как «загремел в маленькую палату», как его спускали с пятого этажа. Юмор и самоирония присущи лишь очень большим людям.

Никогда не перестану благодарить судьбу за встречи с И.С. Фрадковым, за возможность прикосновения к его творчеству, за право назваться, хоть и с опозданием, одной из его учениц: «Своим учителем мы справедливо называем того, у кого учимся».

 

Публикация из книги «Школа Фрадкова», 2002 год

 

 Фото из архива Людмилы Фрадковой

 

40-е годы
40-е годы
Исаак Самойлович  вскрывает конверт с экзаменационными темами
Исаак Самойлович вскрывает конверт с экзаменационными темами
Во время работы в УПК
Во время работы в УПК

 

 

 

 

 

  • И.Петрова

    Главный урок Фрадкова — любовь к детям может все. Вижу талантливых учителей и вижу в них ту же любовь. Тем, кто на на нее не способен — ну не дано это! — лучше держаться от школы, да и вообще от детей, подальше