Хроника

Газета «Первое сентября» закрывается

30 июня выйдет последний номер популярного издания, основанного легендарным педагогом Симоном Соловейчиком.

 

Артем Соловейчик: Круг замкнут, и продолжать издание газеты было бы нечестно по отношению к идеям моего отца: воспитывать и образовывать детей, не отбирая и не исключая, не определяя, кто лучше и кто хуже.
Артем Соловейчик: «Продолжать издание газеты было бы нечестно по отношению к идеям моего отца: воспитывать и образовывать детей, не отбирая и не исключая, не определяя, кто лучше и кто хуже». www.svoboda.mobi

На сайте газеты редакция объясняет мотивы такого решения:

«Наступает новое время для страны, для школы, для учителей и учеников. И в этом времени нет места для газеты Симона Соловейчика. Она была рождена в другие годы и для другого; в этом ее мощь и ее уязвимость. Как и все мы – те, кто всерьез выбрал «ПС», заново родившиеся в начале девяностых, – она явилась на свет на волне веры в то, что историю можно направить, свершить, уйдя от советского опыта тотальной директивности; разумным, мирным словом можно изменить школу и учителя, опереться на лучшее в каждом – на человеческое в человеке.

Возможно, это была очень наивная вера. Но и у наивности есть своя сила, невидимая и недооцененная. Слова Цветаевой «отказываюсь выть с волками площадей» тоже могут показаться очень наивными: отказываешься – и что? Что дальше-то? Но в какие-то моменты «наивность» – так зовут ее люди, искушенные, как им кажется, в реальной, практической, далекой от идеализма жизни, – становится силой прямого действия.

Так мы жили все минувшее десятилетие нового века: пока постепенно сокращались гражданские свободы, пока школу все больше и больше загоняли в нечеловеческие условия, мы старались быть «вопреки», отказываясь признать то, что по уму и сердцу невозможно признать.

Но сегодня мы, те, кто делает газету «Первое сентября», уже не можем оставаться в рамках прежнего издания; не можем, как раньше, выпускать «Детный мир», «Школьное дело», «Политику образования», «Идеи. Судьбы. Времена». К великому несчастью, от нас, как нам кажется, сегодня требуется то, что противоречит самому духу газеты: признать, что худшее в человеке взяло верх.
Другие издания, которые не связаны так близко со школой и детьми, могут позволить себе такую метаморфозу. Продолжать выходить, как будто ничего не случилось. Мы – не можем…
Сегодня на календаре совсем другое первое сентября совсем другого года».

Комментарий уполномоченного по правам ребенка в Москве, педагога Евгения Бунимовича:

– Симон Соловейчик смог, по крайней мере, в печатном издании, если не в реальной школе, воплотить свои, может быть, слишком романтические, слишком прекраснодушные иногда, но удивительные и прекрасные идеи. Сама идея адресованной учителям, но без методик и конкретных рецептов газеты – это идея какой-то другой эпохи. Закрытие газеты – грустный знак смены эпох. Когда уходят какие-то романтические иллюзии, особенно в образовании, это всегда грустно.

 

  • Иван Владимиров

    Жаль газету, хорошо хоть приложения остаются — «Литература» Сергея Волкова выходить будет по-прежнему. Артем Соловейчик планирует новые проекты, так что траурному маршу звучать рано

  • Валентина Либерцова

    Сначала очень расстроилась, что «Первое сентября» закрывается: эта газета в 90-е годы
    на самом деле сыграла важную роль, сохранив учительство как племя
    бескорыстных, самоотверженных, высоконравственных работяг. Слова «Вы
    прекрасный учитель, у Вас замечательные ученики» были тем светильником,
    который вечером гасил все неурядицы прошедшего дня, чаще всего
    социально-материально-финансовые, и поднимал учителя на подготовку к
    новому дню. У меня до сих пор хранятся газеты тех лет, как, впрочем, и
    весь «Лицей». К сожалению, неизбежно наступали дни, когда нам
    приходилось рвать очередную квитанцию подписки по причине скудости
    учительской зарплаты. Я всегда скучала по «ПС», старалась по возможности
    на курсах её почитать. Но, честно говоря, прочитав материал по ссылке, я
    не поверила, что необходимость закрытия газеты не в самой редакции и её коммерческих планах, а в том, что исчезает
    романтическая педагогика, направленная на личность ребёнка. Я
    воспринимаю ФГОСы как раз как возможность раскрепощения детей и
    педагогов, совместного общения на уроке. На мой взгляд, потенциал газеты
    мог способствовать изменению, развитию нового мышления педагогов. В
    конце концов можно было стать, как «Лицей», электронной газетой.