Хроника

Андрей Рогалевич: «Мне не оставили права выбора…»

Один из кандидатов на пост детского омбудсмена Карелии направил сегодня заявление Главе РК Александру Худилайнену.

В  нем депутат Законодательного Собрания, председатель Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи, высказывает сомнения в необходимости завтрашней встречи с кандидатами на должность Уполномоченного по правам ребенка в Республике Карелия, поскольку  аналогичная встреча уже прошла три недели назад.  Андрей Рогалевич   недоумевает, почему Министерство образования Карелии организует завтрашнюю встречу именно в то время, когда он, один из претендентов на пост детского омбудсмена, занят в парламенте перед заседанием комитета, который он возглавляет.

«На что министерство рассчитывает? — спрашивает Рогалевич. — На то, что я как председатель смогу сорвать кворум комитета? На то, что я не смогу участвовать в обсуждении принципиальных законопроектов, которые выносятся депутатами на обсуждение комитета? Меня, как кандидата на должность уполномоченного, поставили в неудобное положение, не оставив права выбора. Либо я должен встречаться с общественностью, либо должен заниматься своей профессиональной деятельностью».

Депутат считает, что завтрашняя встреча проводится «под кого-то». Нетрудно  понять, под кого: буквально на днях появилась еще одна кандидатура на пост детского омбудсмена — Оксана Старшова, которая была уволена мэром Галиной Ширшиной с должности директора Дворца творчества и тут же поддержана республиканской властью. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: Оксану Старшову республиканская власть продвигает не потому, что озабочена защитой прав детей Карелии, а в пику Галине Ширшиной.

«В формате продиктованного органами исполнительной власти диалога я работать не готов, — заканчивает свое послание Главе РК председатель комитета республиканского парламента.

 

Андрей Рогалевич: "Мне не оставили права выбора"
Андрей Рогалевич: «Мне не оставили права выбора»

Полный текст письма Андрея Рогалевича Александру Худилайнену:

«Считаю необходимым публично высказать свое мнение по поводу ситуации с выдвижением кандидатов на должность Уполномоченного по правам ребенка в Республике Карелия. Общественность Карелии дважды собиралась, чтобы высказать свое мнение о кандидатах на эту должность, и вот объявлено о третьей встрече.

Честно сказать, мне не очень понятен формат мероприятия, которое Министерство образования РК намечает провести 12 ноября с участием кандидатов на должность Уполномоченного по правам ребенка в Республике Карелия. Ранее, 22 октября, аналогичная встреча была организована в стенах Законодательного Собрания Республики Карелия. Ещё раньше, по приглашению ряда общественных организаций, которые выдвинули мою кандидатуру на этот пост, я встречался с ними индивидуально и имел честь ответить на интересующие вопросы, изложить свою позицию, свое мнение о должности и о работе уполномоченного. И часть того, о чем мы говорили с общественностью, было оформлено в виде поправок в закон об уполномоченном и иных инициатив.

То, что происходит в настоящее время, вызывает у меня удивление. Руководство Министерства образования РК, зная, что 12 ноября в Законодательном собрании Республики Карелия запланировано заседание Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи, председателем которого я являюсь, организует в этот же день встречу с общественными организациями и сообщает мне об этом 10 ноября. На что министерство рассчитывает? На то, что я как председатель смогу сорвать кворум комитета? На то, что я не смогу участвовать в обсуждении принципиальных законопроектов, которые выносятся депутатами на обсуждение комитета? Меня, как кандидата на должность уполномоченного, поставили в неудобное положение, не оставив права выбора. Либо я должен встречаться с общественностью, либо должен заниматься своей профессиональной деятельностью.

Если с момента организованной 22 октября в Законодательном Собрании Республики Карелия встречи органы исполнительной власти в авральном режиме пытаются провести еще одно подобное мероприятие «под кого-то», то из уважения к себе и к тем руководителям общественных организаций и гражданам, которые поставили свои подписи в поддержку моей кандидатурой на должность уполномоченного, в формате продиктованного органами исполнительной власти диалога я работать не готов».

 

  • Н. П.

    Вы хотите, чтобы у детского омбудсмена Карелии было такое лицо (и в прямом и переносном смысле)? Она же опозорит республику. Язык у нее подвешен, но вслушайтесь о чем говорит — ни глубины, ни понимания проблемы, все по верхам. Заболтает любое дело, а на бумаге и двух слов написать не может логично и грамотно. Господа, Худилайнен и Разбивная, опомнитесь!

  • Ксения

    А сколько детей страдали от нее и в 30 гимназии, и во Дворце! Сколько педагогов из-за нее уволились из этих учреждений! Да она же истеричка — и это может подтвердить любой педагог, с ней когда-либо работавший. Такую нельзя подпускать к детям на пушечный выстрел! Главное для нее — чтобы костюмчик сидел, и сцена, чтобы было где свои «тряпки выгулять». Как можно было вообще такую кандидатуру предлагать?!

    • МКС

      Вы ничего не понимаете. Ведь тогда она не была омбудсменшей и не могла никого защищать.
      А теперь как ею станет, так сразу всех защитит.

  • сантери

    зашел на сайт ЗС, комитет по образованию в 14.30 Встреча с кандидатами в 12.00. Какой кворум сорвет Рогалевич?

    • сантериНУ

      Бред какой-то, зашел на сайт. Видимо министерство не работает. Или работает несколько часов в день.

      • сантери

        В чем бред? Рогалевич, рассказывает, что ему «не оставили права выбора», поскольку у него в этот день заседает комитет. Комитет начнет заседать в 14.30, встреча с общественниками в 12.00. 2 с половиной часов Рогалевичу не хватит, чтобы представить себя?
        И причем здесь министерство?

  • МС

    Есть мнение, что Оксана Старшова — не самый худший вариант, учитывая ее опыт работы с детьми.

    • Надежда

      о, как вы правы!

    • Сумасойти

      Давно уже не ищем хороший вариант и лучший((((((((
      Старшова не самый худший, то есть худший, но не самый-самый — Вы её похвалили или поругали? Думаю, в любом случае характеристика нелестная.