Главное, Конкурс «Добрый каждый день»

Земля на таких держится

Коля Кркалевский. Фото Ирины ЛарионовойЗавершился  конкурс социальных эссе «Добрый каждый день». Публикуем лучшие работы о людях, которые помогают другим, потому что хотят изменить нашу жизнь.

Петрозаводчанка Марина Галаничева перечисляет деньги на счета больных детей,  реагируя на каждый сигнал «Помогите!».  Ветеран морской пехоты Алексей Родионов из Самары взял шефство над трудными детьми. Петербурженка Виктория протянула руку помощи незнакомому отчаявшемуся человеку. Любовь Егоровну в  воронежском детдоме   называют доброй и справедливой. Папа петрозаводского лицеиста Глеба Кобелева помог слепой бабушке проложить маршрут к дому.  А чуть раньше мы рассказали о Коле Кркалевском,  который безвозмездно начал строить детские площадки в Петрозаводске.

 

 

Добрый человек из Таржеполя

Марина Галаничева
Марина Галаничева

Однажды моя подруга Женя Волункова написала про девочку с ограниченными возможностями, у  которой настолько все плохо, что даже бытовой техники нет. А ей так нужен холодильник, потому что бегать каждый день за продуктами ей не по силам. Я прочитала статью по диагонали, как это бывает с журналистами, на бегу, на лету, без погружения и сопереживания.

Через какое-то время я узнала, что моя подруга Марина Галаничева тоже ее прочитала. А потом пошла в магазин, купила холодильник и привезла этой девочке в подарок. Без шумихи. Просто купила. Завезла и исчезла. Я узнала об этом случайно.

А еще я узнала, что одна многодетная мать попала в трудную жизненную ситуацию. С деньгами, любовью и жильем. Наделала долгов, набрала кредитов. Запуталась. Сидит, плачет. Моя Марина заплатила по ее кредитам. С любовью, конечно, помочь не смогла.

Марина перечисляет деньги на счета всех больных детей в Карелии. Марина работает вместо минздрава. Она считает себя, здоровую и крепкую, с работой и своим стоматологическим бизнесом обязанной тем, кто болеет и нуждается. У Марины, в отличие от минздрава, совесть размером в маленький город. А у минздрава совесть размером с маленький зуб, с  которым Марина каждый день имеет дело.

Зато каждый день на сайте ее стоматологии «Практик» читаем: «Сегодня каждый второй вылеченный зуб в поддержку больного ребенка». И делит доход пополам. А вернее, на всех. Помогает сыновьям, возит на моря внучек. Спонсирует театр «Ад Либерум». Откликается на все акции, благотворительные сборы и концерты.

Каждый второй звонок от Марины начинается словами: «Натаха, надо помочь. Давай придумаем, как еще собрать денег». Она ездит работать трудником в монастырь. Она как пожарная сигнализация реагирует на слово «Помогите!». У нее оголены все датчики. И с этим надо что-то делать. У нее болит сердце. В переносном смысле, конечно, тоже. Но в прямом – в первую очередь. Она столько раз его тренировала в этой жизни, сколько раз ее сердце работало трудником, что трудно и сосчитать. А я вот боюсь. Хватит ли у Марины сердечной мышцы на себя? Она молодая, красивая, а ноги – так весь Париж сходил бы с ума по этим ногам. А улыбка? Улыбку тоже можно отнести к ее благотворительной деятельности. Улыбнется – унылые выныривают из депрессий.

Как-то Марина учудила, устроилась на работу простым стоматологом (по-народному, зубником) в Деревянное. Зачем, говорю, тебе это, Марина? Денег не хватает? «Каких денег, – отвечает Галаничева, – у меня в клинике я за день зарабатываю столько, сколько в Деревянном за месяц. Но мне это нужно. Мне нужно быть нужной людям. В Петрозаводске стоматологов, как зубов. А там я одна. И я их последняя надежда на приличный рот. Да и надо это мне самой. Я сразу вспоминаю свою практику в деревне. Тот авторитет, то уважение в глазах простого пациента – в городе его уже не встретишь.

Маринка купила дом себе. В живописном Таржеполе на слиянии двух рек Любка и Таржеполка купила себе деревенское гнездо и сейчас неспешно его обустраивает. Но у меня есть коварный план – увезти ее туда силой да поскорей. Потому что те дела, та череда добра, которую Марина для себя выстроила, ее может надломить. И я ей мягко говорю: «Успокойся. Всем не поможешь. Помоги себе». А она смотрит на меня своими онежскими голубыми глазами и не понимает о чем это я. И, правда, о чем это я?

Наталья Ермолина

 

 

Римма Якунина из Санкт-Петербурга оказалась без работы, без жилья. Спасение пришло неожиданно.

Живи, родник, живи!

«Ноябрь-декабрь 2013 года. Санкт-Петербург не принимает меня,  мы не понимаем друг друга. Он закрыл передо мной двери:  жильё, работу, знакомых, заработок.  «Убирайся! Живи  как сможешь», – выдыхает земля, вторят  серые деревья и дома.   Нет дома, прописки, работы, нет пенсии… Ищу, прислушиваюсь и ура я слышу: «У тебя есть здоровье, руки, ноги , голова, разум. Кому-кому – детям!» Вижу телефон, нужна помощь сиротам в больнице. «Алло! Возьмите,  ничего не надо, бесплатно. Когда? Иду».  Я могу отдать, как же много я ещё могу!  Живу в больнице круглосуточно, ухаживаю, помогаю, плачу отвернувшись (нельзя-я-я). Получается. Помогла.  Выписка, мы расстаёмся, звонят опять нужна и опять.   Вошла девушка, быстро говорит, быстро ходит, хрупкая,  шумная, энергичная. Хм… да ну тебя, какая-то странная.

– Здравствуйте, меня зовут Виктория, я вам сделаю регистрацию у себя в квартире.

– Хорошо. Посмотрим.

Через неделю звонок: «Завтра едем в паспортный, я всё подготовила, сделаю вам регистрацию на два года».

Сделала!

Я  в паспортном столе рыдаю: «Сколько я вам должна?»

– Да ладно, всё нормально, мне ничего не надо.  Удачи вам.

В январе 2014 года меня приняли на работу,  я помогаю выпускникам детских домов.  Мне начислили пенсию за 38 лет стажа, я могу оплатить жильё.

В апреле Виктория пригласила меня в кафе, мы о многом говорили: ребята, детские дома, не хватило денег на забор. Она смеётся: «Мужчина, вы не поможете? На забор немного не хватает».

Виктория – светлый человек, родник чистейший. Матушка Земля на таких держится».

 

 

 

Ветер перемен

Александр Дунаев рассказал о сотрудничестве Чапаевской коррекционной школы-интерната, где он работает, с Самарским Центром военно-патриотического воспитания  «Контингент» и ее руководителе    Алексее Борисовиче  Родионове.  Воспитанников интерната пригласили на комбинированный  туристский  маршрут для молодежи групп риска «Ветер перемен».    Александр пишет:

«Разместились очень быстро, как только положили сумки, сразу же пошли с ребятами изучать лагерь. Лагерь был окружен лесом, лес был и внутри лагеря. Желтая листва была повсюду, как на деревьях, так и на земле. Как только мы подошли к своему корпусу, нас встретил  Алексей Борисович Родионов. Человек этот внушал к себе уважение,  он действительно был похож на человека, который служил, человека,  которому можно доверять. И общий мой образ военного человека, который сложился в армии, должен был рухнуть. Этот человек был предельно вежлив, осведомился, как мы расположились, осмотрел наши комнаты, рассказал, чем мы будем заниматься. Но больше всего меня поразило, что к детям он подошел как к старым друзьям, знал всех по имени. Они тут же его окружили, рассказывали о своей жизни, своих проблемах.  Мое волнение утихло, ребята всем своим видом показывали, что, приехали сюда не для того чтобы валять дурака. И вели себя по максимуму сдержанно, было видно, что для них важно, какое мнение они здесь о себе оставят.

Следующий день был очень напряженным. Утро началось с зарядки, и нужно сказать, многим она была не по нраву… Вообще вместе с нашими ребятами в лагере находилось всего  60 мальчишек в возрасте от 14 до 17 лет,  состоящих на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав. Уже пробежка, показала, что далеко не все обладают достаточной физической формой. Сам, правда, я выбрал позицию наблюдения, что не вызвало у ребят восторга. Тем не менее большая часть справилась. После завтрака была линейка, а уж потом ребята по группам распределились по станциям: сборка-разборка автомата, стрельба, горная подготовка, велосипедный маршрут, спортивное ориентирование, строевая подготовка, противогазы, турники и это еще не полный список.

Алексей Борисович Родионов с воспитанниками Чапаевского интерната. Фото samarskieizvestia.ru
Алексей Борисович Родионов с воспитанниками Чапаевского интерната. Фото samarskieizvestia.ru

К обеду мальчишки уже уматывались на нет, после обеда тридцать минут отдыха и опять по плану мероприятий. На следующий день такого режима они уже начали капризничать. После обеденного перерыва они уже просто не могли подняться, чтобы дальше заниматься.  И как раз в этот момент их должно было снимать телевидение, но после уговоров, подшучиваний всё-таки, поднялись.  Им пришлось преодолевать себя, бороться со своим «хочу» и «не хочу». Это у них получилось.

Пожалуй, «Ветер перемен» был той точкой отсчета, которая повернула линии судьбы многих, на некий иной вектор. Они не изменились, но они просто раскрыли себя. Они увидели, что в них верят. Что в них, как не раз отмечал А.Б. Родионов, видят не только трудных подростков, а обыкновенных детей, которым пришлось пережить то, что пережить порой не всегда под силу взрослому человеку. Да, примерным поведением они никогда не отличались.  Но это не более чем простой способ выжить в тех условиях, в которых они находились до школы-интерната.

Проект  «Ветер перемен»  Центра военно-патриотического воспитания «Контингент»  во главе с ветераном морской пехоты Алексеем Борисовичем Родионовым позволил этим детям поверить в себя, они увидели в себе те качества, которые позволили им стремиться к более позитивным, созидательным сторонам жизни.

Возникает вопрос: что же   «Контингент» смог сделать такое, что не смог сделать интернат,  другие организации, которые также занимаются военно- патриотическим воспитанием?  Или волонтеры, которые как мухи   на мед летят, чтобы пожалеть  детей, вручить им подарки и уехать, чтобы в лучшем случае через год или два снова приехать.

Алексей Борисович Родионов
Алексей Борисович Родионов

На мой взгляд, первое – это постоянство. С лета 2012 года А.Б. Родионов провел в нашей школе около 30 масштабных мероприятий. Это не просто мероприятия по размаху  своему. Многие самые элитные школы общеобразовательные могут позавидовать каждому. Пусть наша школа-интернат является коррекционной, но дети проявляли выносливость, мужество и стойкость, что позволяет до сих пор сотрудничать с морскими пехотинцами. Это еще и постоянное общение через соцсети с людьми из этой организации, постоянная связь, обсуждение школьных проблем.  Уже позже я осознал, почему дети так полюбили Алексея Борисовича, почему на мероприятиях они беспрекословно ему подчинялись. Почему ждали и ждут в стенах школы. Все это можно выразить в двух факторах: вера и уважение к нему. Он предложил им путь, по которому идет сам, с которого не сворачивает. Это человек, для которого слова «Долг», «Честь», «Правда» – не просто термины из словаря Даля или Ожегова, но те категории, благодаря которым жизнь человека приобретает смысл. Именно поэтому дети верят ему. Для них это человек, перед которым может быть стыдно не только ребенку, но и взрослому человеку.

Результаты воспитания не всегда сразу видны, но это не значит, что их нет. Поэтому, когда я говорю об изменении детей, я это говорю потому, что постоянно нахожусь рядом с ними и могу видеть, как происходят изменения на более глубоком духовном уровне. Стороннему человеку это не всегда видно.   Парад, военно-спортивные соревнования, реконструкция исторических событий позволяют ребенку показать себя как другим, так и самому себе. Подобные мероприятия вставляют некий позитивный слайд в сознание, что-то вроде вспышки. Они позволяют ребенку вырваться из того замкнутого мирка, в котором он находился, и взглянуть на мир немного иначе. И в этом новом взгляде он видит новые возможности,  новые пути. Мир приобретает новые краски,  и в этом новом мире ему приходится менять свою позицию как по отношению к самому себе, так и ко всему окружающему».

Далее Александр рассказывает о парадах, в которых участвовали интернатские ребята.  7 ноября 2012 года девять ребят впервые проехали на грузовой машине времен Великой Отечественной войны, другом параде, где 40 воспитанников должны были уже не просто проехать по площади, а принять участие в исторической реконструкции битвы под Москвой 1941 года. На Параде Победы 9 мая 2014 года в Самаре у детей была задача сложнее. Все-таки интернат коррекционный, у каждого ребенка свои особенности, а надо было выйти на одну из крупнейших площадей Европы, прошагать, не сбиваясь перед 30 тысячами человек.

«Некоторым плащ-палатки были велики. Они их поддерживали сзади свободной рукой, ведь в плащ- палатке отмашка идет только одной рукой. Никто не дрогнул. Ребята шли семь кварталов, не обращая внимание на людей, которые их приветствовали. Народу было много, очень много, но взгляд был направлен только вперед. Впереди меня шли ребята помладше. Я до сих пор поражаюсь их выдержке. По лбу у них  уже тек пот, когда марш был закончен.

По окончании мы загрузились в машину и отправились через весь город в колонне реконструированных машин ВПК «Они сражались за Родину». Машина мчалась через весь город на мехзавод. Некоторые дети предпочитали ехать стоя. И на этот раз на гудки машин и приветствие прохожих дети махали руками, кричали поздравления, свистели. Прохожие улыбались, из транспорта махали руками. На мехзаводе ребят обступили, они не могли вырваться от людей, каждый хотел сфотографироваться с ними. Впрочем ребята и не сопротивлялись, им было это приятно.

День был трудным, я смотрел на этих мальчишек и девчонок, а в душе что то дрожало… Вот они, те самые,  которых все знают как трудных, ведь некоторые из них уже судимые, некоторые несколько лет назад  страдали токсикоманией.  А сейчас некоторые ребята, которые когда-то нюхали клей, даже курить бросили.

Вот те люди, которые сейчас занимаются этими детьми: Алексей Борисович Родионов, на чьи деньги были одеты около 60 ребят для участия в параде,  его друг А.А. Паулов из ВПК «Они сражались за Родину».

Я не говорю про реконструкцию на день ВМФ 27 июля в Тольятти прошлого года, да и про десятки прочих мероприятий. Трудно обо всем этом сразу так рассказать. Но самое обидное, что это всё они делают за свой счет, в лучшем случае ожидая информационной поддержки от властей. Но ведь их силы тоже не безграничны. В каждом обществе всегда должны быть такие хранители нравственности, традиций своего народа. А если их нет, то мы получаем то, что можем видеть на примере Украины, да уже и Европы. Хочется высказать благодарность всем, кто так или иначе принял участие в этой работе».

 

 

 

***

На конкурс поступили два эссе от шестиклассников – от Насти Фоминой из Воронежа и Глеба Кобелева из Петрозаводска.

Настя пишет о детском доме  №5  города Воронеж, в котором «работают самые добрые и  чуткие люди, которые помогают детям, оставшимся без семьи».  Попавшей в детдом Наташе нравится воспитатель Любовь Егоровна –  «очень добрая и справедливая». Девочке  она  сразу начала помогать делать уроки, решать различные ее проблемы.  Наташа переживает: «Когда наступит день прощания, я  очень буду  плакать».

Глеб  рассказывает про своего папу:

«Это было осенью. Папа ехал на машине, и вдруг он остановился.  В неположенном месте дорогу переходила бабушка. Машин на дороге было мало, папа припарковался и подошел к старой женщине. Он спросил, почему она не переходит дорогу по пешеходному переходу. Оказалось, что бабушка была слепой, но не с рождения. Она работала в лаборатории, и однажды эксперимент пошел не так, и все в лаборатории стали слепыми.

За бабушкой обычно ухаживает сын, но в этот день его не было дома, он уехал в командировку.  Бабулечка решила порадовать сына, показать ему, что она может обслуживать себя сама. Папа отвел бабушку к магазину, от которого она шла. И вместе с ней прошел путь до ее дома, высчитывая шаги, чтобы она в следующий раз не вышла на проезжую часть в неположенном месте.

Спустя месяц папа видел бабушку на расстоянии, она шла по проложенному ими маршруту».

 

Авторы лучших работ Наталья Ермолина, Александр Дунаев и Римма Якунина получат книгу Александра Гезалова  ««Просто о сложном»  с автографом автора. Все участники  отмечены дипломами, которые мы вам пришлем по электронной почте.

Спасибо всем!

 

 

 

 

 

 

 

  • Сергей

    Знаю Марину лично. спасибо Вам, Наташа

  • Регина

    А сколько еще замечательных людей творят добро в тишине, не афишируя его! Есть и другие — которые про каждый бутерброд, поданный голодному ребенку, десять раз расскажут всем вокруг. С другой стороны, ребенка-то все-таки накормили… Так что и им можно сказать спасибо.