Главное, Образование, Школа и вуз

Нет школы – нет проблемы

На уроке карельского языка в Куйтежской школе, которой больше нет. Фото Натальи Мешковой
На уроке карельского языка в Куйтежской школе, которой больше нет

О нормативно-правовых основаниях легализации малокомплектной школы Карелии

Стыдно мне смотреть в умные васильковые глаза мальчишки из Большой Сельги Олонецкого района. Как-то он добирается до Мегреги в темноте по бездорожью, проезжая мимо когда-то уютной и тёплой Куйтежской школы? Стыдно встречаться с бывшими учителями – моими бывшими студентками из Верхнего Олонца. Чем-то вы сейчас занимаетесь вместо любимого дела? Не выстояли, а мы не смогли отстоять, эти и другие маленькие школы, в противоборстве педагогического и «экономического». А что села, посёлки, деревни без школы? Пустеют… Стареют… Уходят…

Преамбула

Не понаслышке знаю, что многие карельские работники образования – преподаватели, педагоги, руководители разных рангов и уровней этой сферы – начинают или заканчивают свой рабочий день с прочтения «Лицея». Не все они откликаются в обсуждении, но при встречах и телефонных разговорах непременно либо похвалят/одобрят, либо возмутятся, а то и погневаются… Такая уж это особая тема/проблема – сельская школа, о которой пытаюсь сказать и помочь в затянувшиеся её трудные времена.

Извините, уважаемый читатель, что дочитать статью до конца непросто. Материал получился объёмным, потому что нужен здесь и формальный слог – аргументация на языке документа, нужны и научные пояснения. Считаю крайне важным изложить нашу/свою позицию и предъявить её обоснования в отношении многих наших маленьких школ, число которых растёт день ото дня.

 

Претекст (предлог, повод, ложная причина…)

На первом заседании Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи по образованию ЗС РК 21 октября 2016 года его новый состав (председатель Л.А. Подсадник) не поддержал проект Комитета прежнего созыва (председатель А.С. Рогалевич) (См. информацию Лицея «Профильный комитет парламента Карелии проголосовал против поправки по малокомплектным школам» от 21 октября 2016 г.), а именно поправку в Закон «Об образовании» РК о статусе малокомплектной школы Республики Карелия.

Предложение о необходимости поправки было сделано Ассоциацией сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелия – общественной педагогической организацией, объединяющей руководителей и педагогов образовательных организаций – больших и маленьких, прежде всего, сельских школ региона.

Это предложение появилось отнюдь не всуе. В феврале 2016-го оно было высказано на IV-м Республиканском Дне сельской школы Карелии, оформлено в виде рекомендаций и направлено в разные инстанции, в том числе в Законодательное Собрание РК и в Министерство образования РК. Комитет по образованию, культуре, спорту и делам молодежи по образованию ЗС РК сразу откликнулся на инициативу. Андрей Сергеевич Рогалевич – тогда его председатель – пригласил представителей Ассоциации на заседание комитета, и началась совместная работа депутатов, юристов, педагогов – учёных и практиков.

Разработка заняла более полугода – с февраля до сентября, до следующих выборов. Надо признать, несколько заволокитили подготовку поправки. Следует отметить, что в разработке этого проекта не принимали участия специалисты Министерства образования РК, а в ведомстве шёл параллельный процесс, в котором мы почему-то не участвовали. Первое обсуждение проекта в Законодательном собрании проходило в жёсткой конфронтации между Министерством и профильным Комитетом ЗС. Обстановка была ещё та…

Новый состав Комитета ЗС РК, полагаю так, к своему первому после выборов заседанию не успел разобраться в вопросе и отклонил проект закона. Ну, что же, возможно, это правильный ход в такой ситуации.

Обидно, что одним из аргументов, выдвинутых министром образования А.Н. Морозовым против проекта, был такой: «…малокомплектная школа не может выполнить новый стандарт образования…» (Видеозапись заседания смотрите здесь). Вот так. Не больше и не меньше… Всем малокомплектным школам поставлена оценка «неуд»!

Нет. Не об этом мы дискутировали, Александр Николаевич. Мои суждения читайте ниже.

Сейчас на сайте Законодательного Собрания выложен новый проект поправки регионального закона о статусе малокомплектной школы, зарегистрированный 24.10.2016. Наверное, этот вариант и разрабатывали специалисты Министерства образования и Министерства финансов РК.

9 ноября 2016 года в 14.30 состоится заседание Комитета по образованию, культуре, спорту и молодежной политике ЗС РК, в повестке которого «О проекте закона Республики Карелия № 11-VI «О внесении изменений в Закон Республики Карелия «Об образовании» (законодательная инициатива Главы Республики Карелия)». Видимо, речь пойдёт о пресловутой поправке, по сути, – о малокомплектных школах, а по большому государственному счёту – о перспективах отдалённых территорий нашей республики.

 

Опять и снова о понятии «малокомплектная школа»

Понятие «малокомплектная школа», которое широко и повсеместно используют наши политики, управленцы, педагоги, СМИ и простые жители, на сегодня так и не имеет определённости. Слово употребляется, а его смыслы у пользователей разные. Решения же чаще всего принимают те, кто далёк от педагогики-психологии и образования, кто не имеет представления, каково это – одновременно учить в одном месте одному учителю по двум, а то и нескольким образовательным программам.

Малокомплектная – это, прежде всего когда МАЛО классов-комплектов («класс-комплект» – это ещё одно понятие без чёткого его определения), то есть школьных классов, обучающихся по одной программе меньше, чем в обычной школе, в которой от 1-го до 11-го хотя бы по одному классу на параллели. Причина меньшего, относительно привычного, количества классов-комплектов всем понятна: МАЛО детей одного возраста. Значит, малокомплектная школа всегда малочисленная, но не всякая малочисленная – малокомплектная.

Основным организационно-педагогическим признаком малокомплектной школы является объединение детей разного возраста (разных классов) для совместного обучения в разновозрастной группе по разным образовательным программам. Именно так трактует ещё с середины XX века понятие «малокомплектная школа» известный учёный-дидакт, доктор педагогических наук, профессор РАО Галина Фёдоровна Суворова. Правда, Г.Ф. Суворова говорит о малокомплектности только начальной школы и относит её к типам образовательных учреждений, что противоречит действующему Федеральному Закону «Об образовании в Российской Федерации».

Современные исследователи, например, Людмила Васильевна Байбородова, доктор педагогических наук, профессор Ярославского педагогического университета, уже предлагают объединение для совместного обучения в разновозрастных группах (классах-комплектах) учеников основной (5-9 классы) и даже старшей (10-11 классы) ступеней общего образования.

Учёные Красноярска проводят на своей территории многолетний эксперимент НЕ классно-урочной системы организации обучения в малокомплектной школе и имеют значительные положительные результаты. Красноярские наработки и идеи технологии коллективного способа обучения (КСО) успешно прошли апробацию в организации образовательного процесса Пушнинской средней школы Беломорского района РК (научный руководитель Елена Сергеевна Казько, кандидат педагогических наук, доцент Института педагогики и психологии Петрозаводского государственного университета).

Педагоги-исследователи ориентированы прежде всего на достижение педагогических/образовательных эффектов. Доказано, что обучать, воспитывать, социализировать и развивать ребёнка в малокомплектной школе можно даже лучше, чем в полнокомплектной школе.

Вспоминаются 2009-2010 годы, первые курсы повышения квалификации учителей начальных классов по ФГОС нового поколения. Сельские учителя: «В малокомплектной ФГОСы не выполнить!..» – «Коллеги, давайте-ка вчитаемся в стандарты. Что в них нового и важного? Индивидуализация… Самостоятельная работа… Умение работать в паре, в группе… Неурочные технологии… Учитель-тьютор… Да ФГОС просто написан для малокомплектной школы! Стандарты невозможно выполнить в переполненном классе городской школы-фабрики, а здесь самое им место». – «А ведь и правда…».

Уверена, ФГОС дошкольного, начального и основного общего образования малокомплектная школа может выполнить с результатами не ниже, а может, и выше.

А вот со старшей школой (10-11 классы) малокомплектной не справиться, здесь соглашаюсь. Во-первых, как говорят психологи, не рекомендуется обучение старших подростков-юношества в группах менее 7+2 человек, потому что недостаточно сверстников: нет «своей» возрастной группы – нет самоидентификации, нет здоровой конкуренции, делового соперничества. Социализация отстаёт, если только старшеклассники не включены в социально-значимую деятельность, но уже не только в масштабах школы, но в масштабах посёлка, деревни, микрорайона. Во-вторых, в будущем старшая школа – это профильная школа, время жизненного и профессионального самоопределения. Малокомплектная профилизацию «не тянет» из-за тех же нормативов, из-за отсутствия педагогических кадров нужной квалификации и необходимой материально-технической базы.

Будучи против старших классов при количестве 1-3 ученика (есть у нас в Карелии сейчас и такая «роскошь»), понимаю, что есть и особые дети, например, с ОВЗ. Школа должна обеспечить им право на образование, не обделив их в условиях его получения. Не в средневековье живём, можно думать о дистанционном и об очно-заочном профильном обучении.

Для сельских старшеклассников, желающих получить полное среднее общее образование, вижу перспективным создание полипрофильного (многопрофильного) лицея на базе Петрозаводского университета, где каждый обучающийся получит профильную подготовку непосредственно на факультете или в институте вуза, где его наставниками-тьюторами будут преподаватели и студенты университетских структур, куда в будущем он придёт уже студентом. Однако и дистанционное, и лицей у нас в Карелии пока в области мечтаний… А время не ждёт! Проблема уже у порога.

Последние годы система отечественного образования функционирует в условиях нормативно-подушевого финансирования. Наши экономисты просто считают количество «душ» учеников на основании чего и делают расчёты по обеспечению образовательных организаций. Конечно, где мало душ – там мало средств. В малокомплектной школе последних недостаточно для выполнения условий федеральных стандартов, тех же требований СанПиН. Увы, этот признак и соответствующий ему подход сегодня доминируют при определении многими управлениями образования судеб маленькой школы, её учеников и педагогов… Легко: нет школы – нет проблем…

Стыдно мне смотреть в умные васильковые глаза мальчишки из Большой Сельги Олонецкого района. Как-то он добирается до Мегреги в темноте по бездорожью, проезжая мимо когда-то уютной и тёплой Куйтежской школы? Стыдно встречаться с бывшими учителями – моими бывшими студентками из Верхнего Олонца. Чем-то вы сейчас занимаетесь вместо любимого дела? Не выстояли, а мы не смогли отстоять, эти и другие маленькие школы, в противоборстве педагогического и «экономического». А что села, посёлки, деревни без школы? Пустеют… Стареют… Уходят…

 

Закон вчера и сегодня

С декабря 2012 года, встречаясь с коллегами из других регионов, с гордостью говорю о том, что у нас в Карелии принят Закон об образовании, в котором выделено особое место малокомплектной школе, на основании которого ежегодно составляется Перечень таких школ. Рассказываю, что республика выделяет средства для поддержания и развития маленьких школ, что Закон этот – не догма, что он совершенствуется, и участие в этом процессе принимают наша Ассоциация СММкШ и Лаборатория теории и практики развития института педагогики и психологии ПетрГУ. Многие регионы, поверьте, нам завидуют и «просят списать».

Действительно, за эти годы Закон претерпел изменения.

Изменилось, меняется и будет меняться количество малокомплектных школ. В первом списке 2013 года было 47 малокомплектных школ, в том числе четыре – из Петрозаводска. В 2015 году в Перечень вошли 52, в 2016 году – 59 образовательных организаций. Увы, население за городской чертой не прирастает, социально-экономическая ситуация остаётся напряжённой – малочисленность, а вслед ей и малокомплектность, усугубляются.

Помнится, у меня возник вопрос о присутствии в первом Перечне городских школ и возмутил ответ одного из высокостоящих депутатов ЗС РК по этому поводу: «Лоббировать нужно… Лоббировать!..». Сегодня, зная ближе две из оставшихся городские школы (две «подросли» в количестве и выбыли из списка), понимаю, что ООШ №19 на Птицефабрике и ООШ №32 в микрорайоне Кирпичного силикатного завода – это территории обережения трудного детства; это центры образования и культуры для всего населения отдалённых и сложно доступных микрорайонов города. Обе школы напряженно работают в непростых социокультурных условиях. В настоящее время они примериваются к освоению модели образовательного и социокультурного центра микрорайона. И надо сказать, город эту их миссию начал понимать и поддерживать.

Выдержка из действующего сегодня Закона «Об образовании Республики Карелия» (с изменениями на 31 мая 2016 года):

«2. Для целей настоящего Закона применяются следующие термины и понятия:

1) малокомплектная образовательная организация — государственная общеобразовательная организация Республики Карелия, муниципальная общеобразовательная организация:

2)начальная общеобразовательная школа, начальная школа — детский сад с количеством обучающихся по основным общеобразовательным программам начального общего образования, не превышающим 48 человек;

основная общеобразовательная школа, средняя общеобразовательная школа, расположенные на территории муниципального района в Республике Карелия, с количеством обучающихся по основным общеобразовательным программам начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, не превышающим 59 человек;

основная общеобразовательная школа, средняя общеобразовательная школа, расположенные на территории городского округа в Республике Карелия, с количеством обучающихся по основным общеобразовательным программам начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, не превышающим 275 человек;» (Эл. адрес: http://docs.cntd.ru/document/919510276)

Согласно этому тексту критерий для определения малокомплектности один – количество обучающихся. Показатель однозначный, но не педагогический. Определение малокомплектности получается неполным и некорректным.

Обратите внимание, у нас в Карелии понятие «малокомплектная образовательная организация» не организационно-педагогическое, а СТАТУСНОЕ. Получение этого статуса образовательной организацией влечёт заметное материально-финансовое вливание в муниципальную систему образования из бюджета республики. Отсюда прорастают проблемы…

 

В чём и где проблемы

На первый взгляд, хороший закон, верно? Однако в условиях постоянных финансовых дефицитов даже хорошие начинания могут иметь разные следствия. Проблем из-за несовершенства Закона возникает немало, почему и важно не останавливаться в законотворчестве.

Очевидны, на мой взгляд, такие проблемы:

  1. У руководителей образовательных организаций, находящихся в «пограничной ситуации» и у муниципальных управлений образованием при такой формулировке Закона возникает соблазн не увеличивать, а даже сокращать количество обучающихся в образовательных организациях.

У нас был такой случай, когда ребёнка попытались не взять в школу, так как с его зачислением показатель количества менялся, после чего школа теряла статус малокомплектной и возможность получать дополнительные средства.

  1. Закон не побуждает маленькую школу меняться и развиваться. Он как бы консервирует ситуацию, с одной стороны, оберегая и сохраняя школу, с другой, способствуя её стагнации. Школа же – живой организм, который не может и не должен стоять на месте.

Много езжу по карельской глубинке, по дальним образовательным учреждениям. Знаете, была бы воля, сама бы некоторые школы закрыла, чтобы не вредили детям.

В 13.00, в разгаре дня на дверях средней (!) школы висит замок… Чем занимаются дети, если в посёлке ни клуба, ни библиотеки, ни спортивной площадки? Директора находим у него дома на отдыхе.

На уроке у опытного и заслуженного учителя возникает полное ощущение самодостаточных 70-х прошлого века: учитель – авторитарный и назидательный, дети – только слушают и работают по учебнику (читают), медиадоска висит не мигая. «Работаете с доской?» – «Нет! Я против гаджетов» – «?..» – «Да не умею я. На курсы некогда ехать…».

  1. Одной из главных проблем данного Закона является непрописанность и непрозрачность механизмов его реализации. Республика выделяет средства муниципалитетам, те по логике должны передавать их адресатам – малокомплектным школам района. На деле деньги остаются в распоряжении муниципальных управлений образованием, а те поступают с ними как сочтут нужным. Директора малокомплектных школ не раз поднимали в Ассоциации СММкШ вопрос о необходимости открытости и отчётности в выполнении Закона. Они говорили о том, что не знают, какие суммы выделяются школе и куда они уходят, что не могут добиться ответов на эти вопросы у местных администраций.

Мало того, когда весной нынешнего года появился слух о необходимости сократить Перечень малокомплектных школ, руководители управлений образованием некоторых муниципальных районов объявляли директорам малокомплектных школ о перспективе закрытия школ, поскольку учреждения перестанут «подкармливать» муниципальную систему образования и муниципалитеты в них не заинтересованы.

Примеры не раскрываю из соображений «не навредить» школам.

Только две малокомплектные школы – ООШ №19 и ООШ №32 города Петрозаводска – получали средства непосредственно по назначению. Руководители этих маленьких школ могут точно сказать, что они сделали на полученную от республики поддержку и показать заметно улучшенную современную инфраструктуру и инновационную деятельность.

Закон хороший, но нужен лучше! Незавершенность и неоднозначность формулировок, способов реализации и последствий Закона и побудили сельских педагогов внести свои предложения.

 

Предложения от Ассоциации сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелия

Не буду возвращаться к содержанию отвергнутого проекта. В ходе работы над ним нам тоже пришлось уступать, и проект Закона не видится мне завершенным. Потому вернусь в начало.

В мере развернувшихся дебатов и даже специально проведённого опроса-исследования у педагогов-практиков появились предложения включить в понятие «малокомплектная школа РК» следующие критерии/показатели:

1)         Количественная составляющая понятия (статуса) «малокомплектная образовательная организация»: минимальное/максимальное количество обучающихся в образовательной организации (дошкольников и школьников по уровням образования); минимальное/максимальное количество дошкольных групп (одновозрастных и разновозрастных), классов и классов-комплектов; минимальное/максимальное количество реализуемых образовательных программ.

2)         Территориально-географическая составляющая понятия (статуса) «малокомплектная образовательная организация»: удаленность/близость к  ближайшим образовательным организациям и социокультурным центрам.

3)         Социально-географическая составляющая понятия (статуса) «малокомплектная образовательная организация»: транспортная доступность/недоступность, транспортная безопасность/опасность.

4)         Педагогическая (организационно-педагогическая) составляющая понятия (статуса) «малокомплектная образовательная организация»: особенности организации образовательного процесса.

5)         Социальная составляющая понятия (статуса) «малокомплектная образовательная организация»: влияние наличия/отсутствия образовательной организации на социально-экономическую и социокультурную ситуацию территории – сельского поселения, городского микрорайона.

Закон, по мнению предлагавших, «не влечёт дополнительных расходов», потому, что руководители и педагоги сельских и городских маленьких образовательных учреждений понимают, что карельский бюджет формируется трудно, что регион наш дотационный, но даже в этих обстоятельствах республика идёт навстречу нуждам образования, осуществляемого в особых обстоятельствах. Это люди понимают и ценят. Однако распределение этих, пусть небольших и сокращающихся, средств должно происходить по справедливости.

Понятие «малокомплектная образовательная организация» предлагалось сформулировать прежде всего как организационно-педагогическое, и лишь затем на его основе определять как статусное, и только при совокупности не менее трёх из пяти критериев.

Предлагалось, что только статусное оформление в ежегодном Перечне, позволит образовательной организации получать региональную поддержку. Малокомплектные образовательные учреждения, не меняющие уклад, не осваивающие инновационные технологии, отстранившиеся от социально-педагогических проблем своей территории такую помощь не должны получать.

 

Проект «О внесении изменений в Закон Республики Карелия «Об образовании»

Ниже представлен текст, который будет обсуждаться на заседании нового состава Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи по образованию ЗС:

«малокомплектная образовательная организация – государственная общеобразовательная организация Республики Карелия, муниципальная общеобразовательная организация, расположенная в сельском населенном пункте, реализующая образовательные программы начального общего, основного общего, среднего общего образования, не имеющая параллельных классов и соответствующая следующим критериям:

— отсутствует транспортная доступность иной общеобразовательной организации или время подвоза обучающихся превышает 30 минут в одну сторону;

— средняя наполняемость классов, классов-комплектов начального общего и основного общего образования не превышает 9 человек;

в целях настоящего пункта используются следующие понятия:

параллельные классы – группы обучающихся одного года обучения, осваивающих образовательную программу одного вида и уровня;

класс-комплект – группа обучающихся, состоящая из двух и более классов, обучение которых ведет одновременно один и тот же учитель;»

Кратко об этом тексте:

Положительно оцениваю, что здесь выделен не единственный критерий. Однако это по-прежнему, критерии формального очевидного порядка, которые должны были быть давно зафиксированы согласно требованиям СанПиН.

Введение понятия «сельский населённый пункт» преодолевает дискриминацию образовательных организаций, расположенных в посёлках городского типа, т.е. и они могут быть признаны малокомплектными, но оно же полностью исключает городские школы… А жизнь показывает, что ситуации могут быть разными.

Считаю целесообразным показатель среднего количества обучающихся 9 человек, но не в классе-комплекте (не в том варианте понятия «класс-комплект», которую предлагают разработчики), а в «классе-группе детей, обучающихся по одной/общей образовательной программе».

Возникает вопрос о количестве обучающихся в старшей школе, которая упоминается в начале поправки и упускается при определении количественного показателя наполняемости классов-комплектов.

Категорически возражаю против формулировки «класс-комплект – группа обучающихся, состоящая из двух и более классов». Считаю обучение в классе-комплекте, объединяющем более двух образовательных программ, нарушением прав ребёнка и педагога. Ребёнок и учитель – не машины, их психофизиологические и психофизические возможности ограничены!

Более двух возрастных групп возможны лишь на таких учебных предметах, как физическая культура, технология, ИЗО, музыка. Но зная наши «особенности» считаю необходимым оговорить/прописать это специально.

В Законе и в приложении к нему вновь не прописывается механизм определения статуса и его последствий. Проблемы с фактической реализацией поддержки останутся.

И последнее. Предлагаемый проект Закона по-прежнему замораживает ситуацию, оставляет лазейку для отказа от продвижения, не стимулирует маленькую школу на развитие.

 

В общем, думается, законодателям ещё есть о чём поразмышлять и что обсудить. Да не случится с нашим Законом «хотели как лучше, а получилось как всегда…».

 

zianida-eflovaОб авторе публикации. Зинаида Борисовна Ефлова — кандидат педагогических наук, заведующая лабораторией теории и практики развития сельской школы Института педагогики и психологии ПетрГУ; исполнительный директор Ассоциации сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелия.

  • Анастасия Лебедева

    Прочитала и статью, и комментарии. Я не педагог и не все тонкости мне понятны, но суть ясна каждому человеку.
    В комментариях больше всего зацепили и ранили сердце несколько фраз: страшно думать о будущем, 200 рублей за сложность работы в разновозрастном классе. Вмесяц, я полагаю…
    И как жаль, что у министра образования Морозова и иже с ними не было таких мудрых учителей, которые научили бы «подумать, прежде чем что-то предпринять» или уж они сами такие оказались, душевно глухие и разумом невосприимчивые.

    • Гость

      Удивительно, но у нашего министра образования Карелии были нормальные и хорошие учителя. Знаю это от самих педагогов.

    • Валентина Сукотова

      Ничего удивительного! Каждый учитель знает: сидит в классе 25 человек и все учатся по-разному у одного и того же преподавателя. Чтобы чему-то действительно НАУЧИТЬСЯ, надо иметь что-то за душой, а не каждому это дано.

      Валентина Сукотова, председатель правления КРОО «Заонежье»

      • Фома

        Верю. Например, Подсадник, Фрейдин и Гаврюшев вышли из той же школы, что и Арто Ринне и Мария Юфа.

        • Гость

          Наковала та школа кадров… Одно только оправдание — есть и достойные люди среди выпускников. Наверное, дело не только в школе и учителях. Соглашусь с Валентиной Сукотовой.

  • Vera

    Vera Kocacheva
    Спасибо,Зинаида Борисовна, за столь обстоятельное освещение насущных проблем вокруг малокомплектных школ РК. Спасибо за попытку спасти наши сельские школы от» гибели». Похоже, что специалисты Министерства обрзования РК во главе с министром образования Морозовым А. Н. живут на другой планете и не видят очевидного или не хотят видеть, что малокомплектная школа жила, живет и должна жить в реальных условиях, обучая детей в соответствии с ФГОС.
    Я педагог-практик, отработавшая в начальной школе 35лет (из них более 10 лет на классах-комплектах), могу утверждать, что дети, обучавшиеся в разновозрастных классах (1/3,1/4) более самостоятельные, работоспособные, способные оценивать свои достижения и учебную деятельность одноклассников,адекватно позиционировать себя в мини-социуме. По результатам Всероссийских проверочных работ в прошлом учебном году у выпускников (4чел.) хорошие показатели по математике:три пятерки и по русскому языку: три четверки, нет двоек. Хочу при этом заметить, что зарплату получала как за работу с одним классом плюс 200рублей за сложность работы. Но это не помешало мне добросовестно и ответственно относиться к своей профессиональной деятельности.Мы в ответе за тех, кого нам доверили! А доверили нам и родители и государство «наше будущее, будущее страны». Может пафосно немного, но от чистого сердца.
    Обращаюсь к чиновникам, к законодателям, к Министерству образования:подумайте, прежде чем что-то предпринять относительно малокомплектных школ в родной Карелии вот о чем:что будет, если… Такой совет я всегда давала своим ученикам,чтобы не было в их жизни неприятностей. Поверьте, это помогало.
    Не экономьте на сельских школах и детях, не дайте «умереть» селу,не лишайте нас жизни на малой родине! В конце концов, будьте патриотами нашей любимой России!

    • Зинаида Ефлова

      Уважаемая Учитель Вера Косачева! Спасибо Вам за отклик-аргумент, который завтра использую на заседании Комитета ЗС РК, куда обязательно пойду.
      Пришли отклики поддержки и от других педагогов малокомплектных, а также от учёных и руководителей образования.
      Всех благодарю. Успехов всем!

  • Валентина Сукотова

    О каком развитии сельской школы и может идти речь!
    Такое впечатление, что чиновники нашего Медвежьегорского района, прежде всего глава района Николай Тихонов и глава администрации Владимир Карпенко только и мечтают, чтоб школ не было: не будет проблем. Как хорошо-то!
    А результат-то так называемой «оптимизации» налицо: наши деревни покидают молодые семьи, село и так-то страдало, а сейчас это чувствуется особенно… Из таких деревень, как Ламбасручей, Великая Губа, Толвуя, Шуньга и др. уезжают люди. Конечно, никто их не ждет, опять на новом месте будут проблемы, но детей-то надо учить!
    Наши бедные Заонежские ребята по бездорожью в нарушение всех правил и требований закона едут почти час в одну сторону и, соответственно, обратно. Никому дела нет!
    О каком развитии края может идти речь!
    Мы, жители Заонежья, неоднократно поднимали на всех уровня тему – создание на его территории малокомплектных школ, принять поправки к закону такие, чтоб по максиму сохранить школы нашего края. Ломать – не строить!
    Не слышат чиновники жителей Заонежья: 2 года назад закрыли школу в Космозере, в прошлом году – в Великой Ниве. Это же семимильные темпы!
    Такое впечатление, что нарочно уничтожается село. Кто будет пахать и сеять? Что будем есть? Брак и отходы из других стран? Честное слово, как подумаю обо всем этом, страшно становится…

    Валентина Сукотова, председатель правления КРОО «Заонежье»