Главное, Образование, Школа и вуз

Вернуть нельзя оставить?

Завтрак стоимостью 56 рублей. Фото Галины Васильевой
Завтрак стоимостью 56 рублей

Программу «Школьное молоко» в Карелии закрыли

Новость начавшегося года: республика вышла из программы «Школьное молоко». Правда, с журналистами этой информацией пресс-служба правительства поделилась замысловато, назвав пресс-релиз так: «Усиление горячего питания в школах».

Из правительства в СМИ сообщили, что теперь школьники из семей с небольшим достатком (на языке чиновников — малоимущие) могут питаться не на 45 рублей, а на 56. Справедливости ради заметим, в этом году на горячее питание школяров заложили 170 млн 783 тысяч рублей. В  2016 году для бесплатников было выделено меньше денег на горячий чай, сосиски и пюре с макаронами — 118 млн 400 тысяч рублей.

В пресс-релизе уточняется также, что увеличить стоимость горячего питания,а, значит, и улучшить его, удалось за счет средств программы «Школьное молоко». Неудивительно, но факт: карельское ноу-хау с перераспределением средств и лишением поддержки всех детей Карелии не вызвало возмущения общественности. Или все-таки карельские родители не осознали еще, что к чему?

Меж тем глава Министерства образования Карелии Александр Морозов на встрече с Александром Худилайненом, посвященной вопросам организации питания в школах, заявил, что «данное предложение обсуждалось с педагогическим и родительским сообществом и было поддержано». Об одной из таких встреч «Лицей» рассказывал своим читателям. Было ясно, что у родителей нет однозначного отношения к прекращению программы, которая обеспечивала всех учеников начальных классов Карелии молоком.

Но вопрос, связанный с программой «Школьное молоко», все же остался. Из наблюдений последних месяцев: в Петрозаводске городская администрация нашла возможность привозить в школы качественное молоко, которое выдавалось детям с разной интенсивностью — раз в два-три месяца, а в некоторых районах Карелии, как, например, в Пряжинском, проблем с подвозом молока не было вовсе. Понятно, что в поселке Пряжа есть свое производство, и все же ситуация с подвозом молока, отношение к его получению, самой программе и решению правительства Карелии не так однозначно, как  об этом заявляется официально.

О своем отношении к ситуации со школьным молоком«Лицей» расспросил людей, знакомых с ней не понаслышке.

Виктор Кнодель, учитель начальных классов школы №38, Петрозаводск:

— Прискорбно, что прекрасная программа, направленная на всех детей, перестала существовать. На мой взгляд, каждый из детей имеет право на какие-либо блага вне зависимости от материального положения. Но согласно новому постановлению, данные средства направлены на горячее питание для малоимущих, то есть если родители пашут на двух-трёх работах и получают чуть больше прожиточного минимума, то дети не попадают в категорию малоимущих и данные семьи обязаны полностью платить за питание в школе. Поэтому я считаю, что программу «Школьное молоко» необходимо вернуть, тем более что детям из малоимущих семей горячее питание и так предоставлялось бесплатно, но для получения булочки необходимо было доплатить 25 рублей, теперь 14. По моему мнению, овчинка выделки не стоит.

Нина Коренькова, директор Шокшинской средней школы Прионежского района:

— Молоко получали, но сейчас средства добавили на адресную социальную помощь: вместо 45 рублей кормят на 56. Нас предупреждали об этом весной, просили опросить родителей, протоколы родительских собраний мы отсылали в наш отдел образования. Претензии к программе были. Как правило, у нас в районе аукцион на поставку молока выигрывали фирмы не из нашего региона, и качество было не всегда хорошее. Процедура аукциона долгая, а учебный процесс идет, поэтому нередко привозили молоко сразу за несколько месяцев и выдавали оптом детям. По программе они должны были получать молоко каждый день и выпивать его в школе, но ничего такого не происходило, если ребенок получал сразу по 20-30 пачек. Сейчас есть момент несправедливости, на мой взгляд: ведь молоко давали всем, а питание только малоимущим.

Алёна, мама троих школьников:

— Нашей семье это молоко не очень по качеству подходило именно из-за долгого хранения. Оно, кажется, четыре месяца хранится. Нам такое не особо можно. В прошлом году молоко было кислое, его только в выпечку все использовали, тогда и в газетах был шум. Кажется, мы отправили его в деревню — там бабушка перепекла.

Директор петрозаводской школы:

— Согласна с тем, что программу закрыли. Молоко нам привозили сразу за три месяца, выдать такое огромное количество пачек родителям, а тем более детям, было трудно физически. Кроме того, программа в таком исполнении не выполняла своей функции — давать молоко ребенку ежедневно. Что касается направления денег на дотацию для малоимущих, полностью с этим согласна. Только непонятно, почему дотация увеличилась всего на 11 рублей. Ведь молоко получали все школьники 1-4 классов, а малоимущих в разы меньше, значит, сумма должна быть больше. Возможно, эти деньги направили еще куда-нибудь.

Татьяна Сеппянен, заместитель главы Пряжинской администрации, в прошлом учитель истории, победитель регионального и лауреат российского учительского конкурсов:

— Среди родителей единодушия не было — за или против. У нас в районе не было проблем ни с доставкой, ни с качеством. Дети получали молоко ежедневно, не было такого, что выдавали потом оптом просроченное. Минус в том, что ранее молоко давали всем детям начальной школы, а вот бесплатные горячие завтраки получают только нуждающиеся. Конечно, хорошо, что сумма возросла с 45 до 56 рублей. На 45 рублей практически невозможно было приготовить полноценный завтрак, это было лишь мерой для удешевления общих затрат родителей на питание. Но жаль, что теперь такой мерой поддержки обеспечены не все дети. Тема питания детей в школах вообще проблемная. В большинстве школ эта услуга выведена на аутсорсинг, но бизнесу кормить детей невыгодно. В качестве поддержки предпринимателей, которые берутся за это, можно было бы рассматривать вариант дотаций от государства или налоговых льгот. Но пока муниципалитеты решают эту проблему каждый по-своему.

Галина Васильева, директор лицея №13, Петрозаводск:

— Предложение не потерять деньги, предназначенные на программу «Школьное молоко», родилось в ЗС РК V созыва в профильном комитете, в состав которого я входила и которым руководил Андрей Рогалевич. Уже в конце 2016 года стало ясно, что очень важная для здоровья детей программа в 2017 году прикажет долго жить. Всего на 11 рублей увеличили стоимость завтрака детям из малообеспеченных семей, а по тексту пресс-секретаря Главы РК Марины Кабатюк можно подумать, что в несколько раз больше. Дети и 1-х, и 11-х классов получают одинаковый бесплатный завтрак и пол-яблока или другой фрукт. Конечно, это неплохо для детей и подростков. Но этим не обеспечить «выполнение норм питания в полном объёме». Как всегда, громко сказано. Если бы написали просто и ясно, что программа «Школьное молоко» закрыта, небольшие средства от программы правительство направило на бесплатное питание нуждающимся детям и впредь правительство будет увеличивать стоимость школьного завтрака — это было бы честно.

Марина Вдовина, директор Кепской школы Калевальского района:

— Как я понимаю, «с педагогическим и родительским сообществом» нашего района проблема горячего питания не обсуждалась. В пятницу, 13 января, был звонок из управления образования: доведите до сведения родителей, что с понедельника стоимость завтраков составит 56 рублей (была 45), обедов — 60 рублей (была 50). У нас в начальной школе семь человек. Бесплатного питания как дети из малоимущих семей не получает никто. Я пока не уточняла, почему это так. Обедают у нас за родительскую плату все дети, завтракают единицы — дорого. Татьяна Александровна Лессонен, учитель начальных классов, нашла выход, который устраивал и детей, и родителей: она давала на завтрак своим ученикам то самое бесплатное молоко. Вывод: в нашей школе отмена бесплатного молока не улучшила, а ухудшила питание детей и положение семей — питание стало дороже, дети как не завтракали, так и не завтракают. Боюсь, начнут отказываться и от обедов. Принципиально качество обедов не улучшилось, а стало для семьи дороже примерно на 200 руб в месяц на одного ребенка, а с учетом завтраков дороже на 420-450 рублей в месяц. Материальное положение семей это никак не улучшило. Может быть, вернуться к обсуждению проблемы горячего питания в школе, провести его не формально и принять решение по каждому району отдельно?

Андрей Рогалевич, депутат Законодательного Собрания РК:

— Мне очень жаль, что правительство Республики Карелия отказалось от программы «Школьное молоко». Хочу отметить, что увеличение стоимости питания, а такая поправка депутатами нескольких фракций Законодательного Собрания Карелии неоднократно вносилась при рассмотрении бюджета, предусматривала иные источники увеличения этих расходов, при этом мы выступали за сохранение выдачи молока в начальных классах. И необходимость этого была вызвана следующим. Действительно, ежедневное употребление молока положительным образом сказывается на здоровье ребёнка. И тому есть много заключений врачей, которые вели наблюдения в других субъектах. Однако чиновники Карелии пошли самым простым путём. Мы неоднократно говорили о необходимости работы с местным производителями молока, поддержке этих предприятий. Ничего не было сделано. По большей части молоко закупалось в Ленинградской области и как итог — выдача молока два-три раза в год. Реализация программы не контролировалась. Более того, полагаю, правительством Карелии этот вопрос не ставился как приоритетный.

Многие родители, которые обращаются ко мне, задаются вопросом, кто принимал решение об отказе от программы «Школьное молоко», почему не привлекалась к обсуждению родительская общественность? Почему в очередной раз экономия бюджетных средств произведена за счёт детей? Ведь появление этой программы в Карелии в 2007 году, как раз и было направлено на то, чтобы во главу угла ставилось здоровье ребёнка.

Координатор Национальной программы «Школьное молоко» в РФ Ольга Панова, Санкт-Петербург:

— Сейчас мы пробиваем федеральное финансирование программы, сотрудничаем с Министерством сельского хозяйства РФ. Я только что вернулась из Москвы. Уже и туда докатилась история о Карелии, первым делом про нее спросили. Сейчас разработали план совместных действий, чтобы поддерживать программу в регионах. На следующей неделе еду в Госдуму. Уверена, что здоровье детей должно быть в приоритете. Но так ли это на самом деле в Карелии? Общение с родителями республики показало, что они поддерживают программу и видят значимую пользу для своих детей. Я получаю много звонков и сообщений из Карелии о необходимости программы в регионе.

Естественно, в том виде, в котором программа «Школьное молоко» реализовывалась, оставлять ее было нельзя. Дети должны ежедневно получать качественное молоко. Но как отмечал министр образования Карелии, главной проблемой была невозможность осуществления закупки по 44 ФЗ. Согласна, закон не совершенен и сейчас над ним работают. Но по этому же закону осуществляется закупка горячего питания и оно поступает вовремя, без сбоев. Так в чем же проблема — в законе или все-таки в нежелании отладить механизм программы?

На мой взгляд, важно здоровье каждого ребенка. И именно правильная реализация программы «Школьное молоко» позволяет уже не первый год существенно улучшать здоровье школьников в Удмуртии, Воронеже, Ленинградской области и других субъектах, где здоровье детей региона действительно является приоритетным направление деятельности властей.

От редакции «Лицея». Уже в который раз мы убеждаемся, что у Карелии во всем, что касается образования, особый путь, не улучшающий, а обостряющий ситуацию — будь то положение малокомплектных школ, оптимизация школ и интернатов, запись детей в первые классы или школьное питание. На наш взгляд, причина — возможно, главная, в кулуарности принимаемых Министерством образования республики решений, нежелании их обсуждать, бесконечная отсылка к законам, которые толкуются весьма своеобразно, а порой и на инструкции конца 70-х годов прошлого века. Общественность не только не привлекается к выработке принципиальных решений, но даже не информируется, создается лишь имитация обсуждения, как мы наблюдаем в профильном комитете парламента республики нового созыва. Зачем это нужно? Не в этом ли причина, что система образования республики стала конфликтной зоной в республике, порождая все новые и новые скандалы?

  • Svetlana Zaharchenko

    Лишать детей ежедневного молока, — это не только наплевательское отношение к здоровью ребенка, это экономия на будущем республики. Почему образованием наших детей занимаются равнодушные и недалёкие люди?

  • Юлия

    Большое спасибо за статью! Интересно, полезно и понятно даже мне, у кого на данный момент в семье школьников нет.
    В одной фразе координатора Национальной программы «Школьное молоко» почти вся наша сегодняшняя жизнь в республике…» Уже и туда докатилась история о Карелии».

    Что ни возьми — новые ужасного качества дома для расселения ветхого фонда, ужасного качества питьевая вода в Медвежьегорске, вырубка Сунского бора, арест людей по надуманным поводам, уничтожение сельских школ, перевозка детей по колдобинам в старых автобусах, ужасы строительной фирмы «Сана», что ни возьми, ко всему эта горькая фраза подходит.
    Национальная программа, а Карелия из неё выходит. Это как-то вообще не укладывается в моей голове. Вошли — совершенствуйте, налаживайте, а тут на попятную((

    Истории наши катятся и катятся, как волны, в Москву, а мы катимся куда-то в бездну.

  • Елена

    На общешкольном родительском собрании в мэрии голосованием было решено, большинством голосов, что в случае закрытия программы все ученики начальных классов будут получать дополнительное питание. Но…. А ведь на «школьное молоко» тратилось более 20 млн.рублей.

  • Ольга

    Я не поняла, это так выглядит современное питание ребенка в школе??? Какой позор!