Главное, Дом актёра, Культура

Bel canto в Музыкальном театре Карелии

Финал спектакля
Финал спектакля

Оперой Г. Доницетти «Любовный напиток», премьера которой состоялась под занавес прошлого сезона, открывает новый сезон 27 сентября Музыкальный театр РК.

О разных гранях постановки пишет музыковед Наталия Гродницкая.

Сюжет, использованный в опере Доницетти «Любовный напиток», относится к числу бродячих, известен у многих народов, начиная со средневековой легенды о Тристане и Изольде и кончая сказками-преданиями разных народов. Был он очень популярен и в жанре оперы, в том числе и русской, в основном комической, но случался и в драмах, примером чего стала монументальная трагедия Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда».

Гаэтано Доницетти (1797 – 1848) – последний представитель блестящей триады оперных композиторов Италии первой половины XIX века – Россини – Беллини – Доницетти, один из самых плодовитых авторов (по последним данным, он создал 70 опер). К сожалению, из этого огромного числа сохранили сценическую жизнь до наших дней в лучшем случае десяток, но строго говоря – меньше. Обладая богатейшим мелодическим даром, писал он фантастически легко. «Любовный напиток» – прямое доказательство тому: вместе с либреттистом Феличе Романи композитор создал оперу в течение двух недель. Она признана безусловной жемчужиной, хотя в мелодических красотах уступает другим операм Доницетти.

Постановку осуществили  художественный руководитель Музыкального театра, народный артист России Юрий Александров, музыкальный руководитель, дирижер Михаил Синькевич, художник-постановщик, народный художник России Вячеслав Окунев, хормейстер, заслуженный артист Карелии Александр Зорин.

Эта опера не требует большого числа солистов, настоящих крепких голосов в труппе достаточно, и они без всяких скидок вполне справляются с вокальными сложностями итальянского bel canto. Музыкальное воплощение образа каждого из персонажей, созданных авторами, достойно похвалы.

Адина – Эльвина Муллина, Неморино – Чингиз Кадыров
Адина – Эльвина Муллина, Неморино – Чингиз Кадыров

Безмятежно-легкомысленно играющая в любовь или неожиданно для себя понявшая силу этого чувства Адина по-настоящему ярко показана Эльвиной Муллиной.  Хорош Чингиз Кадыров – Неморино, страдающий от безответной любви ветреницы Адины. Просто великолепно делает своего героя Дулькамару Андрей Блаховский.

Дулькамара – Андрей Блаховский
Дулькамара – Андрей Блаховский
Белькоре – Игорь Макаров
Белькоре – Игорь Макаров

Умело демонстрирует туповатого солдафона Белькоре Игорь Макаров. Для Ольги Масловой, поющей необременительную партию Джанетты, данная роль представляет собой милый пустячок.

Особенно хочется поприветствовать исполнение солистами ансамблей. В итальянской опере buffa их роль не просто значительна – они требуют незаурядного мастерства, темпераментного и отточено четкого произнесения текста в быстром темпе. Отрадно, что все это в исполнении есть. Браво!

Адина – Эльвина Муллина, Белькоре – Игорь Макаров
Адина – Эльвина Муллина, Белькоре – Игорь Макаров

Очень существенную роль, необычную для комической оперы, выполняет хор. Правда, иногда он звучит громковато, но это не портит в целом создающегося на сцене настроения.

Заслуживает доброго слова и оркестр. В последних постановках мы перестали бояться за него – почти исчезли киксы духовых, в необходимом балансе работают все группы оркестра.

Конечно, на славу потрудились и все концертмейстеры – Александр Онькин, Елена Леонтьева, Мария Зайцева и Наталья Настенко.

Если бы создание спектакля ограничилось только музыкальной стороной, то его можно было бы квалифицировать как большую удачу. Но это театр, а потому его внешние компоненты – режиссерская работа, сценография, поведение исполнителей на сцене – всё важно и должно находиться в гармонии с музыкой. Но в наш век это вовсе не обязательно, нам это из спектакля в спектакль стремятся доказать многие современные режиссеры. Исключения бывают, но теперь все реже. И возглавивший наш театр именитый Юрий Александров исповедует свое понимание театральной эстетики, практически разрушая credo классики. Несогласие с режиссерскими «находками» Александрова в деталях возникало при знакомстве с каждой его постановкой. За «Напиток» же стало просто стыдно и хотелось покинуть это зрелище, удерживала только музыка и ее исполнение.

Самое невинное отклонение от первоисточника – перенесение действия из небольшой деревушки в город, тут не совсем понятно, происходит ли оно на фоне замка или другой постройки, напоминающей тюрьму. Правда, по нынешним меркам это несущественная деталь.

Хуже другое. Режиссер позволил себе грубо вмешаться в созданную  авторами композицию, введя в нее несколько совершенно ненужных персонажей – Бабулю, Медсестру, Лысого, Похотливого старичка и Толстушку. Им отведена немая роль, но сцену они «украшают», особенно Бабуля, которая при своей немоте и первом появлении в инвалидной коляске сценически действует весьма активно. Видимо, на идею введения в спектакль молчащих персонажей режиссера вдохновило законное присутствие в либретто Романи Нотариуса и слуги Дулькамары, непоющих действующих лиц. Но свою поправку он внес в облик Нотариуса, превратив его в трансвестита. Зачем? Похоти в телодвижениях и жестах персонажей и так достаточно.

Существенно «обогатил» режиссер и образ Дулькамары, изрядно добавив ему словесного текста, тоже порой выходящего за рамки приличия.  Причем произносится он на русском языке, в то время как вообще-то труппа исполняет оперу на итальянском.

Еще одно «новаторское» решение спектакля предлагается во втором действии. В нарушение всех стилистических правил сцена свадьбы Адины и Белькоре открывается развлекательной джазовой музыкой из грядущих эпох…

Не украшают спектакль и костюмы крестьянок, представляющие собой вроде бы стилизацию под современную моду, а воспринимающиеся как набор цветных тряпок.

В итоге всего увиденного встает вопрос: что это и куда ведет труппу главный режиссер? Ради чего легкая и изящная комедия превращается в балаган? Уже неоднократно Александров давал повод думать, что у него не все в порядке с художественным  вкусом, ибо во всем, что он претворяет на сцене, просматривается одна тенденция – потакание самым низкопробным явлениям в нашей эстраде и на телевидении. И почему должны страдать артисты театра, которые всегда были привержены высоким идеалам и демонстрировали это?

Премьерная публика традиционно бурно аплодировала в конце спектакля. И это замечательно. Хочется надеяться, что это было наградой певцам и оркестрантам, но не режиссеру.

 

Фото Виталия Голубева

 

 

  • ИЛ

    Была сегодня на премьере » Любовного напитка». Подписываюсь под текстом Натльи Гроднецкой.. Безвкусие и пошлось в постановке.. То же касается костюмов, но артисты наши порадовали.. Спасибо им!!! Особенно хороша была Эльвина Муллина и Андрей Блаховский.