Главное, Образование, Общество, Семья и дети

«Не хочу, чтобы мои дети росли под давлением»

Александра Чернявская с дочерью Агатой

Анскулинг как альтернатива школьному образованию

Александра и Сергей Чернявские переехали из Петрозаводска в деревню 11 лет назад, выбрав тишину и уединение. За это время у них появилось трое детей: Арсению сейчас восемь, Агате шесть лет, Макару два года. Родители работают удаленно. Дети не ходили в садик, не ходят и в школу.

О своем опыте анскулинга Александра рассказала «Лицею».

Семейное образование – форма получения образования в Российской Федерации, предусматривающая изучение общеобразовательной программы вне школы.

Анскулинг – один из вариантов домашнего обучения, обучение детей без четкого следования  программе.

Не принято доверять

– Анскулинг понимается всеми по-разному, – рассказывает Александра. –  Я понимаю это как безусловное следование за ребенком, его интересами. Это важный момент – довериться своему ребенку. В нашей системе образования так не принято. Считается, что взрослые знают, что надо делать, куда идти и какие навыки получать. Если ребенок не хочет в определенном возрасте читать, его надо замотивировать.

Даже положительная мотивация – это не следование за ребенком. Это следование за потребностями взрослого, который считает: «Шесть лет, всё, должен читать». Сложился стереотип, что дети сами никогда не захотят учиться, но это не так: у детей, которые не попали в систему, сильная тяга к знаниям.

Почему вы решили, что ваши дети не будут ходить в школу?

– Будут ходить, если захотят. Дочка хочет в школу. Если настоит, мы дадим ей такую возможность. Но также дадим возможность и перестать ходить.

Когда слышат про то, что мы учим ребенка дома, основная реакция: «А почему вы вообще решили, что у вас получится?». Но мы же сами школу окончили, почему мы не можем дальше передавать эти знания? Мы всегда задаем вопрос: «А зачем нам это нужно?». Наши дети живут дома, и мы тоже находимся дома постоянно. Мы их не отдали в детсад – нам было непонятно зачем.

Но даже если дети не ходили в сад, школа всегда была логичным следующим шагом в их жизни. А я думаю, что информация, которую дают в школе – не самая главная в жизни.  Это начинаешь понимать, к сожалению, когда уже прошел это сам. Вуз – другое, это осознанный выбор по интересам.

Наше образование – странная вещь. С одной стороны, почти не пригодилось, с другой – мы верим, что это важно. Я бы не хотела, чтобы у детей была такая иллюзия.

Школа часто приводит к стрессу, который у детей отбивает естественную тягу к знаниям. Есть даже такой термин — «расшколивание»: это когда ребенок идет в школу, а потом его забирают на семейное образование. Знаете, что делают дети первое время? Они ничего не делают – лежат на диване, смотрят в окно. Им хочется, чтобы их оставили в покое, настолько сильно давление школы. Не хочу, чтобы мои дети росли под давлением. Они люди – и в год, и в два, и в десять.

Часто первое, что спрашивают про анскулинг, а как же социализация?

– Да, с этим сталкиваешься еще тогда, когда дети не идут в сад. Но посмотрите в Google термин «социализация». Это усвоение норм общения в обществе. Это идет из семьи. Социализация начинается со свободных взаимоотношений. Когда мы вынуждены находиться в замкнутом пространстве с людьми, с которыми мы не хотим общаться, я бы не назвала это социализацией. Мне бы не хотелось, чтобы дети усваивали такие нормы.

Я часто вижу детей, которые не были в саду, но легко находят контакт с людьми. Мой сын легко общается с шестилетками и с детьми 12 лет. Нет рамок – старше, младше. Он знает, что может уйти из этого общения в любой момент.

Государство помогает семьям на анскулинге?

– Государство не радо таким семьям, я думаю. Законодательно мы можем учить детей дома. Ребенок может прийти в 9 класс, чтобы сдать аттестацию. Мы не обязаны ни перед кем отчитываться. Нужно только сообщить управлению образования, что наш ребенок на семейном обучении. К сожалению, даже в управлении часто не знают, какие у нас права. Требуют контракт со школой, отчеты, спрашивают: «А как мы будем вас контролировать?». Такие конфликты в России происходят постоянно.

Учителя тоже в шоке. Они сами работают в системе и искренне считают, что без нее никуда, что ребенок, не прошедший школу, не может общаться, решать свои проблемы. Учителя относятся к анскулингу предвзято. Только сейчас начинают появляться единицы учителей, которые говорят: «Да, это образование более индивидуально, более прогрессивно».

Агата и Арсений Чернявские

Школа – такой динозавр

– Мой сын готовился к аттестации недолго, – продолжает Александра. – В конце апреля подали документы, а в начале июля он уже все сдал. Нужно было сдавать восемь предметов. Оказалось, что он знал большинство предметов. С русским языком пришлось немного позаниматься. На каждый предмет было потрачено часа полтора, тогда как весь «учебный» год Арсений просто читал и играл, иногда занимался на учебных сайтах. А сколько в школе тратится времени на освоение программы?

Некоторые родители считают, что эти предметы важные. У нас другая позиция: нам кажется важным широкое мировоззрение ребенка, способность видеть причинно-следственные связи, поведенческие особенности людей, умение самому находить, анализировать, проверять информацию, придумывать новое. Это гораздо важнее, чем знать, что написано в учебнике. То, что там написано – любой Google знает.

Я проходила практику в школе, учась на истфаке. Школа же не меняется достаточно давно. Появляются интерактивные доски, новые предметы, но наша школа – такой динозавр, который внешне может слегка измениться, а до глобальных реформ очень далеко.

– Как вы учите своих детей?

– Если брать подготовку к аттестации, то сейчас много онлайн-ресурсов. Есть тренажеры, которые составлены полностью по программе. Все в игровой форме. Арсений любит математику – я ему открываю задания. Если он устает, говорит, что заниматься не хочет, спрашиваю: «Расскажи, почему? Давай посмотрим?», и мы начинаем вместе разбираться. Сейчас сын буквально вцепился в английский, и я его порой прогоняю во двор поиграть. Дети сами приходят ко мне с запросом позаниматься.

Если говорить про обучение в широком – не школьном – смысле, то мы с детьми много читаем, обсуждаем прочитанное, смотрим научные фильмы, путешествуем, изучаем карты, дети занимаются в кружках. У них есть свои любимые темы для изучения. Например, у Арсения уже с десяток книг про военную технику, хотя он всего год как умеет читать.

Программа школы – для нас обязательный компонент. Контролирующие организации начинают напрягаться, если ребенок ничего не сдает. Особенно в таких глухих местах, где мы живем. В Москве и Питере много детей на семейном образовании.  А у нас соседи намекают, что пора бы ребенка отдать в школу.

Окружающие думают, что лучше знают, как заставить ребенка учиться. Кстати, ключевое слово – «заставить». Когда мы говорим, что ребенка заставлять не нужно, все говорят, что либо нам повезло, либо мы лгуны, либо еще не дошли до момента, когда надо будет заставлять. Я допускаю такое, что мы еще до чего-то не дошли. Но пока что дети занимаются без давления с нашей стороны.

Сдавать аттестацию полезно, чтобы понимать, на каком этапе обучения находится ребенок. Все-таки страшновато брать на себя ответственность. Мы не знаем, что потом может потребовать школа.

Наш ребенок только первый класс окончил. Иногда Арсений заикается о школе, у него есть идея о кадетском училище. Чтобы пойти туда, нужно иметь оценки в аттестате. Поэтому мы решили сдавать аттестацию в ЦОДИВ. Мы ему объяснили: если у тебя будет дальше желание пойти учиться, тебе нужно это сдать. Не говорили: «Учи математику, потому что она тебе пригодится в жизни, и это интересно».

 

ЦОДИВ –  частная школа, которая предоставляет возможность сдавать аттестацию дистанционно, через интернет (детям на семейном образовании).

Арсений и Макар Чернявские

Когда конвейер ломается

Родители сталкиваются с проблемой мотивации, когда учат детей по программе. Дочке шесть лет, она не читает, не понимает, как складывать буквы в слова, хотя и очень хочет. И я занимаюсь с ней не так, как мы учили Арсения. Если одного ребенка выучили, это совсем не то же самое, что учить второго. Это и есть тот самый индивидуальный подход.

Мы все окончили школу, но почти не пользуемся этими знаниями. И при этом продолжаем отдавать своих детей в школы по программе, которая, уже очевидно, не работает. Конвейер продолжает работать, дети продолжают туда поступать. Все сейчас говорят, что этот конвейер постоянно ломается, все хуже и хуже.

Всем ли подходит семейное образование?

– Это не для всех. Не все готовы оставаться с детьми, многие вынуждены работать. Если бы я не работала удаленно, у меня не было бы времени учить детей дома.

Родители говорят: «Вот ребенок пойдет в школу, и мне станет легче». Легче не становится, если судить по крикам в интернете. Никто не задается вопросом: почему нам должно быть тяжело со своими детьми? Откуда такая мысль, что дети – это тяжело?

Вы разделяете детей на тех, кто подходит системе и тех, кто нет?

– Я не разделяю, но система заточена под определенных детей, которые определенным способом постигают знания. Они быстрые, удобные – не нужно специально возиться и искать подходы.

Арсений быстро думает, он подходит под систему. Агата долго не понимала, что такое сложение, например. Если мы сейчас засунем Агату в первый класс, она просто не сможет там учиться. По школьным понятиям она будет двоечница. Она еще будет по этому поводу сильно расстраиваться и поверит, что она хуже всех.

 

Альтернатива школе

Анскулинг – тенденция? Общество готово к отказу от школы?

– Большинство все равно выбирает школы, это привычный путь. Моя мама сильно расстраивается из-за того, что дети не идут в школу. Она считает, школа – это хорошо, важно, школа многое ей дала. Например, в США женщин, которые занимаются с детьми, так не осуждают. У нас же, если ты с детьми сидишь дома, ты бедняжка.

Радует, что сейчас пошла волна тех, кто выбирает семейное образование. В Петрозаводске есть целое сообщество таких семей. Родители ходят по кружкам и музеям, часто семьями, где много детей.

Возможно, анскулинг – это тенденция к тому, чтобы что-то поменять в школах. Родители говорят, что в школе их держат на коротком поводке, дети не выдерживают. Детей чуть ли не с первого класса водят к психологам, чтобы выводить из стресса. Было бы хорошо, если бы школы повернулись лицом к детям. Через 10 лет мой сын будет менять мир. В университетах уже сейчас преподаватели бьют тревогу, что уровень образования сильно упал. Все вокруг школу ругают, но альтернативы-то никакой нет.  Единственная альтернатива сейчас – семейное образование.

 

Семьям нужна поддержка

Ситуацию «Лицею» прокомментировала специалист по развитию образования, кандидат педагогических наук Алла Нестеренко

–  По-моему, это уже очевидно – что школа не справляется. Хотя, на мой взгляд, новый стандарт задуман был правильно, но реализуется он плохо. Школа не может перестроиться радикально, хотя вроде бы понятно, куда надо двигаться. Например, классно-урочная система сейчас практически не нужна в том виде, в каком она у нас существует. И она критически тормозит развитие образования. А к другим формам организации образования школа как институт не готова, да и в обществе ресурсы еще не сформировались.

Есть регионы, где государство выделяет родителям деньги на семейное образование. Это логично. Мы платим налоги, они идут в том числе и на образование детей. Школа получает деньги из бюджета на каждого ученика. Значит, если ученик не пришел ни в одну школу, эти деньги остались. А родители тратят на семейное образование немало: платные образовательные сайты, учебники, образовательные игры. Часто один из родителей большую часть времени посвящает детям и, соответственно, не работает или работает с неполной нагрузкой. Я знаю, что есть семьи, у которых значительная часть бюджета уходит на семейное образование.

Учителя, с которыми я работаю, говорят, что школа не исчезнет уже потому, что есть множество семей, которые не хотят и не будут заниматься образованием своих детей. Кто-то не может этим заниматься, потому что совсем не понимает, как это делать. Кто-то не любит учить детей, ни чужих, ни своих – ну не его это дело совсем. Есть множество детей, для которых школа – шанс подняться с очень низкого культурного уровня, на котором находится семья. И у них сейчас нет альтернативы.

Образование вне школы может быть устроено по-разному. Если в семье один ребенок и его образованием занимаются только родители, у него нет опыта познавательного общения со сверстниками. Я вижу в этом мало хорошего. Семьям, которые выбрали эту форму образования, нужна поддержка. В том числе – и в виде организации общения детей – совместных исследований, проектов.

У нас столько классных открытий сделано в системе образования, обидно, когда родители забирают ребенка из школы, сажают за старый учебник и учат традиционным методом. И ребенок считает, что жизнь у него в целом интересная, а учеба – скучная.

 

Фото из личного архива Александры Чернявской

  • Евгения

    Возможно, анскулинг – это тенденция к тому, чтобы что-то поменять в школах.=
    Хорошая мысль, прямо-таки напрашивающаяся.
    Читать интересно. Попробовать…страшно.
    Во-первых, потому что потянуть обычные родители смогут только начальную, ну, хорошо, среднюю школу. Во-вторых, скажет ли потом бесшкольный ребёнок спасибо за такое обучение.
    Третье, нет финансовой возможности стать ребёнку школой.

    Согласна с уважаемой Аллой Нестеренко — не каждой семье такая модель подойдёт.
    Но кому-то вот подходит, это интересно! Возможно, ребята, не шедшие по привычной нудной колее, смогут мир изменить в лучшую сторону для всех, чтобы он не был однотипно-скучным обязательным.