Главное, Культура, Литература

Олег Мошников: «О, время, не спеши!»

Олег Мошников. Фото из личного архива
Олег Мошников

Сегодня известный карельский поэт отмечает день рождения и по традиции готовит для «Лицея» к этой дате подборку своих новых стихов. Поздравляем Олега и желаем ему и дальше не терять поэтического настроя.

 

 

***

Как они постарели

За нашим окошком березы!

Магазинчик

«Советской игрушки» –

Снесли…

И, что сносятся страны,

В учебниках старой бересты

Мы до черной,

До мертвой основы прочли.

 

Утомленные ветви

Не могут весною согреться,

Прошлогодние листья

В дырявую прячутся мглу.

Из набухших морщинок

Бегут на ладони, как в детстве… –

 

Я оторванных листьев

И слез удержать не могу…

 

 

Именем Гоголя

Прерывисто:

– Улица Го…л-л…ая! –

Маршрут объявляет шофер

В трескучий динамик…

 

На Гоголя

Стоит гастроном до сих пор,

Где я, устремляясь за мамою,

Подол выпуская из рук,

Детсадовской хлопал панамою

Гуляющих гоголем мух…

 

Все те же дороги и факторы,

Вокруг чинодралов возня:

Бессильны липучки и рапторы

В России – до Судного дня.

 

И тень Николая Василича –

Превыше мушиной возни,

Когда и чернильницей выручит:

– Мою мухоловку возьми

 

 

ВКонтактная поэтика

Окрыляет туристов дорога!

Поелозить изрядно придется:

Бурелома, болотин премного,

Скал – в окрестностях Петрозаводска.

 

Охраняют горластые чайки

Острова-голыши на Онего.

Не промокли штаны на рыбалке:

Значит – рядом с Карелией не был! –

 

Было селфи ВКонтакте на стенке

Побывавшей на Кижах девчонки –

И наивная запись на сленге:

Спб, ПТЗ! Поки, чмоки…*

_____

* Спасибо, Петрозаводск! Пока, целую…

 

 

 

 

Наганы

              «Засыпал к утру. Курок аж палец свел…

               Суньтеся – кому охота!»

                                       В. Маяковский

 

В кудрявых зарослях зеленых –

Не разглядеть со стороны –

Устроен бункер заглубленный

На случай атомной войны.

 

От служб наземных – автономен:

НЗ, динамо, кислород…

На «оборонном» телефоне

Дежурит вежливый народ.

 

Встречая суточную смену,

Передают секретный сейф,

Всю шифровальную систему

И оружейку отперев,

 

Сверяя год, печати, номер…

Как говорится, для души –

Наган к осмотру подготовлен,

Что больше века прослужил.

 

Жандармский… Выслугу большую

Имел и был не одинок –

И немцев шлепал, и буржуев

Второй заслуженный «дедок».

 

На страже мира – сейф сохранный

И зарешеченный закут…

Старорежимные наганы

Патрон последний берегут.

 

Опыт

Барахтаясь, сдаваться рано! –

Есть аксиома для мужчин:

Лягушка-молоко-сметана…

Но лупоглазые в кувшин

Все лезут – выбывшим на смену,

По стенкам лапками скребя…

Не зная, как пройти сквозь стену –

Внутри себя.

 

 

Музей темноты

Леониду Авксентьеву

 

Что за музей? Не видать ни черта!

Вывеска возле парадной не врет:

В этом музее стоит темнота,

Группу незрячий мужчина ведет.

 

Слышимый голос – во тьме поводырь.

Что нам готовит открывшийся зал? –

От притягательной бездны до дыр

В старом заборе. Начало начал –

 

Улица гулко качнула полы…

Тростью царапая каменный свод,

В мир, озарившийся каплей смолы, –

Выведет путников экскурсовод.

 

Рынок. Прилавки. Не видно ни зги…

Пряный, фруктовый и травный живет

Запах – сквозь ругань и выкрики – зри! –

Скажет невидимый экскурсовод.

 

Музыка. Шум разливаемых вин.

Блюда слепые. Игривый фокстрот.

Мимо столов, ресторанных витрин,

Сразу – за стойкою – поворот…

 

Видим! На ощупь и голосово:

Чащи, пустыни – уже позади.

Сердцу – прозренье приходит само:

Слова немеркнущий свет – впереди!

 

***

Мелодия «Часы» –

Малиновые звуки!

Зайдя на огонек,

Друзья –

Выходят вон:

 

В распахнутых дверях –

Растягивая муки –

О теменную кость

Дробится ксилофон.

 

Мелодия «Часы» –

Пароль шестидесятых,

Не знает коренной

Протяжнее вожжи!

Бубенчики – в ушах,

И детство – на запятках…

 

О, задержись в дверях,

О, время, не спеши!

 

***

Поэт творит! – на мониторе плоском

Петляет след мышкующей руки:

То с малых лет – мосфильмовская соска,

То поиск обжигающей строки.

 

Нажитые стихи – порфира и обноски,

Ночного ветра материнский вздох:

Минувшего прямые отголоски,

И завтра, о котором знает Бог.

 

***

Храм Иерусалимский осветился.

Бью поклоны. Все. Теперь – на Русь!

Тут же – ниц – на плиты опустился:

О здоровье сына помолюсь.

 

Отекает воск, курится ладан –

Благодатный мечется огонь…

Снова к человеческому чаду

Прикоснулась отчая ладонь.

 

Снова сын повыдергал пеленки,

Раскричался – слышно за версту!

И растет смятение в ребенке:

«Ну, зачем я быстро так расту?»

 

Все растет: душа, оливы, тени –

Одолонь входивших в храм детей.

Не дымы – виденья пролетели…

Сим – икона бабкина теплей!

 

Как же ей намоленной не верить,

Истинной заступнице в пути:

И, покинув Галилейский берег,

Выросшее Небо обрести.

 

***

Однообразную дорогу,

Рессор скрипучие весы –

Не замечаю…

Слава Богу! –

У серых суток –

Есть часы,

А там минуты…

Стрелку тронув,

Секунды милые тихи:

Мир замер…

 

Сын по телефону –

Читает новые стихи.

  • Дмитрий Горох

    Олегу Мошникову нет необходимости скрести по сусекам, дабы слепить очередной стихотворный колобок. Его духовная кладовая не иссякла за годы, а наоборот, чем более Олег отдает своим читателям, тем более остается ему самому. Вот это уже настоящий признак дарования, молью лет не изъеденного, зерна, давшего новый урожай, а не сгнившего в пустой земле (простите за книжную банальность). Он плодовит и самовлюблен, но не имеет и тени позерства, его разнообразие, гармоничность и жизненная энергия аутентичны античным при том, что он человек настоящего времени, да и человек настоящий. В мире искусства его камертон выдает чистое естество, а в мире товарно-денежных отношений настраивает на душевный лад. Одним словом, с днем рождения! Глаголь не балабольствуя и балагурь не разглагольствуя!