Главное, Образование, Школа и вуз

Бонни Рус: «Нет, медведя я есть не стану!»

Бонни Рус. Фото с сайта ПетрГУ
Бонни Рус. Фото с сайта ПетрГУ

Американский профессор после визита в Россию задумалась об изучении русского языка

У студентов ПетрГУ появилась возможность посетить лекции профессора компаративистики из Аграрно-технического университета Западного Техаса Бонни Рус. Перед отъездом она  дала интервью Анастасии Гастин и рассказала, что общего может быть у двух наших наций, которые кажутся настолько разными.

 

Глазами иностранца

Маленькое объявление о десяти лекциях профессора Бонни Рус почти незаметно в расписании для магистрантов Института филологии ПетрГУ. Лекции о разных отраслях компаративистики – анализе текста и различных методиках интерпретации.

Когда подходила к аудитории, где читает лекции Бонни Рус, группа студентов покидала её. Несколько человек останавились, чтобы поблагодарить профессора, оставить контактную информацию и даже крепко обнять.

– Мне сказали, что на занятиях большинство студентов просто слушают и что мне не стоит ожидать, что они будут много говорить. Но с теми, с кем я занималась, всё оказалось иначе, – признаётся Бонни Рус, когда мы идём для интервью в университетский кафетерий . – Не знаю, было ли это искренне, но на моих занятиях русские студенты разговаривали с большим удовольствием. Меня это удивило, но ты всегда смотришь на вещи глазами иностранца, никогда не знаешь, что люди думают на самом деле.

Мы занимаем места и ждём, пока закончится очередь. Бонни делится переживаниями, что ей приходится привыкать к чаю вместо кофе со сливками.

– Я не жаворонок, поэтому мне тяжело вставать по утрам. В США я в первую очередь выпиваю кофе, чтобы быть вежливой со своими студентами, – здесь же мне приходится пить чай (в кафетерии ПетрГУ нет кофе со сливками. — А.Г.). Но так происходит в любой зарубежной стране: всегда есть вещи, к которым сложно привыкнуть. Если бы я провела здесь больше времени, я бы привыкла и пила чай с большим удовольствием.

В целом время в России прошло весьма приятно. Люди вокруг относились с пониманием, когда бы профессор Рус ни ошибалась – а ошибаешься постоянно, впервые приезжая в страну, в которой прежде никогда не бывал.

Единственное обоснование такого риска – интерес. Бонни Рус признается, что обожает знакомиться с новыми местами, хот, до получения приглашения Россией даже не интересовалась.

– Я соглашалась здесь на всё, кто бы и что бы ни попросил меня сделать, и была рада этому! Разве что вчера я была в карельском ресторане, и, увидев медведя в меню, подумала: нет, обойдусь без него. Я заказала картофель с рыбой, было очень вкусно. Хотя я и понимаю, что едва ли у меня ещё появится возможность попробовать медвежье мясо, я думала: “Нет, медведя я есть не стану!”»

Профессор Рус даже не может подобрать слов, чтобы описать, как она благодарна за оказанное ей гостеприимство:

– Я могу только бормотать “Спасибо”, но, по правде говоря, этого недостаточно для той доброты, которую люди оказали мне.

Бонни Рус. Фото с сайта ПетрГУ

Гуманитарным наукам – быть или не быть?

В США, если после 10 лет работы ты не справляешься с обязанностями, тебя легко могут уволить. Когда же  преподаватель доказал свой профессионализм, его позиция становится более стабильной, появляется уверенность в завтрашнем дне. В случае сокращений более опытных преподавателей увольняют в последнюю очередь.

В Петрозаводке даже опыт не может служить гарантией, что квалифицированный специалист останется на своём месте работы. Несколько резонансных случаев увольнения преподавателей в ПетрГУ заставляют меня задать вопрос: происходит ли так же в Америке? Профессор Рус кивает. И в России, и в США проблемы в целом те же: отношение к гуманитарным наукам. Правительство выделяет всё меньше и меньше денег на их развитие.

– Когда наш университет сменил направленность и сконцентрировался на бизнесе, была похожая проблема. И никто почему-то не говорил, зачем нам нужны гуманитарные науки. Например, когда ты устраиваешься на любую серьёзную должность в США, в первую очередь от тебя требуется грамотность. Ты должен хорошо читать и писать, чтобы общаться с другими, – например, с клиентами по электронной почте, уметь мыслить критически и креативно подходить к решению проблем. Гуманитарные науки учат этому, но даже преподаватели не могут это доказать: преподают они гораздо лучше, чем говорят об их пользе.

Бонни Рус рассказывает:

– Когда я впервые подала заявление на работу, я была одним из 300 претендентов. Сейчас при открытии вакансии в университете мы получаем до 200 заявлений. Конкурс серьёзный. Большинство соискателей – квалифицированные специалисты, но дело не в навыках, а в удаче. Ставки на то, что вы получите работу, очень не высоки.

– Разве это не отпугивает студентов, которые побоятся, что после выпуска они не смогут устроиться на работу?

– Наши выпускники работают преподавателями, юристами, политиками, составителями речей, редакторами, публицистами: им всегда есть, куда пойти. Человек сам выбирает своё будущее. Мы следим за нашими выпускниками и знаем, сколько они зарабатывают по завершении программы. Начальное жалование держит высокую планку. Ни родители, ни дети, ни даже студенты этого не знают.

Уверена, и в Петрозаводске большинство студентов хотят уехать в большой город. У нас, если они останутся в маленьком городе, найти работу будет проще: ведь у нас мало выпускников колледжей, а мы в них очень нуждаемся.

 

 Общее важнее различий

Когда думаешь о ситуации  в наших странах, трудно найти общие черты. Но слушая, как профессор Рус рассказывает о студентах, покидающих маленькие города, я понимаю: то же самое происходит и в России.

Она  говорит, что это не единственная схожая черта: и там, и там студенты могут смотреть в экраны смартфонов во время лекций, из-за чего она гадает: читают ли они что-то по теме занятия или переписываются между собой? Все студенты одинаковые. Различия лишь в том, как мы думаем и как анализируем тексты.

– Вы очень хороши во вдумчивом чтении при анализе текста. Вы можете разложить его на части. Американские студенты очень хороши в том, что я называю макрокосмическим чтением: они просто смотрят на большую картинку и высказывают мнение в целом. Американцам нравится смотреть на всё с нарциссистической точки зрения. Через наши мнения мы выражаем собственную индивидуальность, а это важнее, чем то, что фактически написано в тексте. Русским же прежде всего интересно, что хотел сказать сам автор, прежде чем выразить собственное мнение. Оба навыка важны. Ваши студенты хороши в одном, мои в другом. Я пытаюсь научить ваших студентов макрокосмическому чтению, потому что этому, мне кажется, учат немногие. Я не предлагаю вашим студентам других мнений, это лишь иной способ смотреть на мир.

Ещё одно различие между русскими и американскими студентами, на взгляд американского профессора,  – знание языков. В США даже на уровне колледжа не принято, чтобы человек говорил больше, чем на одном языке. В Аграрно-техническом университете Западного Техаса студенты изучают лишь испанский, а для изучения других языков нужно либо проходить онлайн-курсы, либо напрямик ехать в страну, в языке которой ты заинтересован. Но если это всё, так ли мы отличаемся?

– Я  компаративист по образованию, а это значит, что мы отдаём предпочтение историям, объединяющим нас, и ищем схожие черты. Пытаемся найти. Для нас общее важнее различий. Хотя и признавать сложности, высоко ценить их, понимать их место, соотносить, объяснять, и всё равно уметь находить общий язык, тоже очень важно.

– Наверное, знание языков очень помогает? — спрашиваю я. Профессор Рус соглашается, и даже замечает, что после визита в Россию она задумалась об изучении русского языка.

– Я не говорю по-русски, но я знаю французский и испанский. И я читаю на этих языках. У компаративистской литературы есть свои правила перевода. Двигаясь от них, мы переходим в теорию и лингвистику. Новые знания помогают понять другие культуры. Мир слишком занят персонализацией и индивидуализацией, а компаративисты – это люди, которым хочется видеть больше общего. Они хотят понять, как различия могут быть соотнесены, как их можно понять, как наладить контакт. Думаю, это стремление уникально для современного мира – и было бы неплохо, если бы этого было больше.

 

Получается, американцы и русские на самом деле не так уж отличаются. То, что нас объединяет, гораздо важнее того, что делает нас разными. Визит профессора Рус в Петрозаводск доказывает это как нельзя лучше, и она признаётся, что будет скучать. Но что бы она как человек с другой ментальностью и иным взглядом на вещи посоветовала нам?

– Больше всего меня расстраивает, как некоторые люди несчастны, оставаясь тут, в Петрозаводске. Из-за того, что это не Москва или Санкт-Петербург, многие чувствуют себя так, словно здесь застряли. Не знаю, что такого есть у вас, но, куда бы я ни пошла,  везде вижу красоту. Я вижу потенциал и людей, которые делают просто невероятные, впечатляющие вещи… Мне бы просто хотелось, чтобы вы взглянули на себя моими глазами.

Бонни Рус. Фото с сайта ПетрГУ

Фото с сайта ПетрГУ

  • Алексей Конкка

    Мне кажется, про ПТЗ можно и умолчать)) После разгрома Пединститута, когда его начальники просто бросили, даже не шевельнувшись, после уничтожения целых кафедр в ПетрГу и перманентно идущего сокращения преподавателей (а каждый ведь с базой наработок в своей области знаний), а сейчас и окончательного покушения на институты бывшей Академию наук, думаю, о талантах скоро можно будет забыть, ибо будет разрушена база и среда, которая их востребует.

    • ИЛ

      Соглашусь с Алексеем..То, что происходит в ПетрГУ, по рассказу очевидцев, это просто страшно..Когда его вообще уничтожат, может, тогда спохватятся..

  • ИЛ

    Вот-вот.. Мой друг лингвист, проживающий в Глазго и читающий лекции в Европе, искренне счиает, что в Петрозаводске столько талантливых людей на каждый квадратный километр, сколько нет нигде в Европе..И вообще, как можно не любить ПТЗ, когда здесь такая потрясающая культурная жизнь????? С работой, правда, дело обстоит хуже..