Главное, Дом актёра, Культура

Любить нельзя предать

«Валентинов день» в Национальном театре Карелии. Фото НТ РК
Сцена из спектакля. Фото Юлии Утышевой

О премьере спектакля «Валентинов день» в Национальном театре Карелии

В фильме «Одиноким предоставляется общежитие» простуженный комендант уверяет любимую, что его «сердце не болит, оно поёт», и она ему отвечает, что слышит эту песню.

Тем, кто пришёл на спектакль «Валентинов день», удалось услышать песню сердца Максима Соколова. И я уверенно говорю вам друзья: это очень хорошая песня. Она о безумстве храбрых, отважившихся на Любовь. На ту, о которой все мечтают, представляя её сладким райским сном, которую ждут и в которую боятся шагнуть. Все беды от этой любви и все счастье от неё же. А если равнодушие, то это не Любовь…

Космос. Чёрная дыра. Лунная поверхность, кратеры, спутники, невесомость… В таких условиях очень нужен груз, тяжелённый груз потерь, вины, ответственности. Только так можно привязаться к земле и не улететь с поверхности.

Стряхнуть нельзя сорваться.

Любить нельзя предать.

Жить нельзя погодить.

Вспомните свои истории. Поставьте запятые.

И поймёте, что мы сидим на вокзале или космодроме и ждём отправки в Любовь. И кто-то улетает к звёздам, а кто-то снова и снова сутками рыдает в поезде «Москва-Владивосток».

Максим Соколов создал не спектакль – яркий ковёр в любой интерьер из любимых фильмов, разновременной попсы, танцев, песен и, кажется, волшебной пыльцы. Актёры были драгоценными музыкальными инструментами, на которых как раз та песня сердца и зазвучала. Невозможно поверить, что спектакль был поставлен в такие сжатые сроки (четыре недели. –  Ред.) Но это, безусловно, доказывает высочайший профессиональный уровень и многогранность талантов актёров, занятых в спектакле.

Ольга Портретова – шикарная, сногсшибательная, ни секунды не красовалась, не боялась быть смешной или некрасивой. Невозможно оторвать взгляд. И да – мурашки от искренности и чистоты игры. Проживания боли в полную силу, без жалости к себе и к нам. Её Валентина – Королева. Единственная.

Наталья Алатало – её Екатерина – тюремщица бурных страстей. Что обманом получила – счастье не принесло. Она в своих объятьях, как в камере, держала своего чужого любимого долгие годы. Его она хотела бы сохранить. Её – схоронить.

Алексей Белов – Мужчина. Совершил ошибку и расплачивается за неё. Всей своей жизнью. Мужское слово, как кандалы. И заточение добровольное. А полеты в Любовь, как прогулки в тюремном дворе. Высшая мера – его плата.

Ксения Ширякина и Андрей Шошкин – трогательные, ребячливые, смешные, щедрые талантом и силой – всей юной честностью молодые Екатерина и Валентин.

Безошибочно подобраны актёры. Их игра – существование. Доверие режиссёру.

Никак не могу совместить очевидную молодость Максима с таким невероятно точным попаданием в явно несвойственные ему возрастные переживания. Как он смог? Как он проник в эту тайну, которая молодости недоступна? Что никто не стареет! Люди навсегда остаются такими, какими их застала их первая любовь. В тех ролях, которые они в ней играли.

И что тогда, когда «Мы ещё не научились ждать», доверяешь миру настолько, что не различаешь зло и добро, подлости не замечаешь, принимаешь все на веру. И каждый день как последний, а что потом, кто знает… Ведь так далеко до раскаяния. Оно наступит только… завтра. Через… Лет.

А когда все расставляется по местам, становится ясно, кто Единственная и что «стреляют только в любимых». Валентинов день – не мармеладный день в феврале. Это день рождения, который стал днём смерти. Героев, не Любви.

Ведь не мог же Максим Соколов просто очень старательно проиллюстрировать беспощадный и гениальный текст Ивана Вырыпаева? Он нам его рассказал. Просто. Ничего не скрывая. Как в поезде попутчикам. Украсил изящными деликатными решениями художника Анастасии Юдиной, переливами хореографической палитры Екатерины Культиной.

Репертуар Национального театра украшен редкой жемчужиной.

Вы любили? Или влюблены? Не верите в Любовь? Идите в театр… Пожалуйста.

Я вышла из зала, где два с половиной часа (!) пролетели незаметно. И набрала номер. Любимый. Мы ведь так долго не слышали друг друга.

Спасибо за непреходящие мурашки, за слезы, за ту уверенность, которые вы мне подарили, красивые честные Люди. За то, что сила в любви. И только в неё можно верить. Только ею жить. Счастье, когда вы совпали и состоялись вместе. Преодолев, пережив и сохранив. Спасибо.

«Валентинов день» в Национальном театре Карелии. Фото Юлии Утышевой

«Валентинов день» в Национальном театре Карелии. Фото Юлии Утышевой

«Валентинов день» в Национальном театре Карелии. Фото Юлии Утышевой

Фото Юлии Утышевой

 

  • Багинет.

    Все молодцы! И те, кто ставил и оформлял, и играл в спектакле и та, кто написал столь эмоциональное, но какое верное эссе о нём.
    Снимаю шляпу.

  • Михаил Гольденберг

    Виктория, в финале сказано главное. Если человек покидает театральный, библиотечный, филармонический, музейный зал без чувств, которые охватили вас после спектакля, то зачем все это? Может мы с вами идеалисты? Но я обязательно посмотрю спектакль, чтобы ощутить подобные мгновения. Ими и спасаемся…

    • Багинет.

      Очень точно! Браво, Михаил!