Главное, Культура

Без четвёртой стены

Послесловие к премьере «Жизели» в Музыкальном театре Карелии.                                                                                            

«Жизель» – великий  балет эпохи романтизма, когда создавались произведения, чьи образы сделались достоянием всего мира на многие и многие века и которые волнуют все новые поколения артистов и зрителей.

 

Спектакль, только что вышедший в Петрозаводске, продолжил традицию постановок «Жизели» на сцене Музыкального театра, которая началась в 1960 году. Балетмейстер-постановщик свежей версии Екатерина Климкова перенесла редакцию, идущую в Мариинском театре.

 

Впечатление от двух первых спектаклей оказалось почти одинаковым. Почти, потому что в первом главные партии Жизели и Альберта исполняли гастролеры из Москвы  Софико Начкубия и Кирилл Зарецкий, а во втором солисты нашего театра Алевтина Мухортикова и Ильшат Умурзаков.

 

Практика приглашения гастролеров, всегда была в  репертуарной политике театра. Но в труппе есть свои хорошие артисты, и если приглашать, то действительно выдающихся исполнителей-звезд. Что касается московских артистов, можно сказать, что это профессионалы, добросовестно делающие свою работу, каких сейчас большинство. Откровений мы от них не увидели.

 

Алевтина Мухортикова танцует с 2008 года и за это время смогла занять ведущее положение в нашем театре. Главные партии в современных постановках Кирилла Симонова принесли ей заслуженный успех.  Нервная пластика длинных рук  и ног с красивой стопой и тонкой щиколоткой как нельзя лучше выражает стилистику постановок хореографа. Что же касается классических балетов, то здесь, конечно, балерине не хватает школы, а отсюда и техники.

 

В  Жизели артистка не смогла уловить приметы стиля этого романтического балета. Или ей просто не объяснили, что это такое. В этой партии очень важна драматическая составляющая, культура жеста,  пантомимы, особенно в первом акте.  Лишних движений и «позировок» здесь не должно быть, вспомним простоту и соразмерность всех движений великой Улановой – вот образец исполнения Жизели.  Конечно, не нужно обнимать и гладить по голове Альберта в первом акте и особенно во втором. Здесь это просто недопустимо. Стиль романтизма предполагает минимализм движений, скупой и, в то же время выразительный жест, одухотворенный, наполненный чувством!  Каждое движение, должно быть осознанным.  Почему-то артисты недооценивают значение взгляда, который является очень важным, особенно в драматических сценах.  Понятно, что работа над образом продолжается всю жизнь, надо надеяться, что талантливая балерина Алевтина Мухортикова найдет свой путь постижения образа Жизели.

 

Альберту – Ильшату Умурзакову хочется пожелать заполнить пластикой и актерским существованием пустоты в музыке, особенно во втором акте,  где танца у героя мало, но от этого образ не должен быть схематичным. Самое главное – взаимопонимание, взаимопроникновение  артистов на сцене  во  время всего действия, которое должен увидеть зритель, и которое должно дойти до зрителя через сценическую рампу.

 

Кстати о рампе. Почему-то она исчезла из современного театра, а ведь ее свет отделяет сценическое пространство от зрителя, создает так называемую четвертую стену,  которую не должен видеть зритель, но  должны чувствовать артисты. А когда они видят зрителей в зале во время танца, это мешает созданию образа и разрушает атмосферу спектакля. Видимо, никто не говорил артистам, что взгляд со сцены должен быть направлен не в партер, а на уровень первого-второго яруса.

 

Мирта – особенный образ в этом балете.  Она хозяйка всего действия и должна быть на сцене всегда. Но, почему-то в самые кульминационные моменты, например, центрального дуэта  Жизели и Альберта, когда они обращаются к виллисам с просьбой о пощаде, Мирты, самой главной, к кому они обращаются, нет на сцене. Если балерины Мариинского театра, танцующие эту партию, уходят со сцены, чтобы отдохнуть, то это не означает, что так должно быть. Это большой просчет постановщика, который не может, не должен не знать этого. Когда Мирта вызывает Жизель, между ними должна быть внутренняя нить, совершенно определенный взгляд, который и заставляет ее танцевать. К сожалению, вот этого взаимодействия и нет между артистами.

 

Обе исполнительницы – Эрина Сакамото и Елена Головина не нашли самой главной внутренней линии образа-повелительницы всем в данном мире. Хотя технически они освоили трудности хореографии этой партии (Мирта – одна из сложнейших партий классического балетного репертуара). Но нельзя допускать упрощения хореографического текста. В первой вариации Мирты в конце она должна становиться в низкий арабеск (а не в высокий, как это делают артистки), и стоять до начала следующей части вариации. (В первой постановке театра после этой части звучали аплодисменты!) И еще  нужно делать два круга сот-де-басков, а не один, как бы трудно это ни было.

 

Вызывает недоумение отсутствие некоторых элементов в хореографии Ганса. Например, во втором акте, когда Мирта перед тем, как Ганса должны сбросить в озеро, отсылает его по диагонали виллис. И Ганс должен делать шене (цепочку поворотов) наверх, как бы по рукам виллис. Таким образом  все участвуют в его гибели. Такого не происходит, и теряется очень яркий сюжетный ход в действии.

 

Большую роль в любом классическом балете играет женский кордебалет. Во многом успех постановки зависит от качества кордебалетных танцовщиц – как слаженно они делают свои движения, как чувствуют рядом стоящую артистку. Это очень сложное дело, требующее особых навыков и умений. Даже  солисты не все могут освоить танец в кордебалете.  Здесь ровность исполнения виллис не вызывает никаких замечаний, это высокий уровень профессионализма. Единственно, чего хочется пожелать, – небольшого смягчения рук, оживить руки (хотя к «мертвым» девушкам это не совсем подходит).  Самоотверженность, с которой работают артистки кордебалета, заслуживает всяческого уважения, ведь не им достаются главные аплодисменты и цветы, а их труд не менее сложен, чем у солистов.

 

Что касается сценического оформления, то оно традиционно и смотрится свежо. Новые декорации и костюмы создают у зрителя приятное визуальное впечатление. Только  во втором акте очень реальный белый свет невыгодно высвечивает все шероховатости и не создает мистической атмосферы, которая здесь должна быть. Голубые оттенки света исправили бы это. Не спас и дым, шедший в начале акта из одной кулисы.  При белом свете незаметным оказался рассвет в конце спектакля. Почему-то Вячеслав Окунев, бесспорный мастер сценографии, не учел это в световой партитуре. К сожалению, афиша спектакля, которая должна создавать образ сценического действия, никак не соответствует не только сюжету балета, но и его романтической сути.

 

Одним из важнейших составляющих любого сценического действия является музыка, здесь театральный оркестр создал прекрасную звуковую атмосферу, которая помогала артистам раскрыть все, что заложено в этом замечательном произведении. С первых нот увертюры  чистое звучание оркестра настраивало на возвышенное восприятие будущего действия. В первой премьере под руководством Михаила Синькевича темпы показались более удобными для артистов.

 

Несмотря на высказанные замечания, появление в репертуаре театра «Жизели» является залогом будущего развития Карельского балетного театра, которому вот уже около 60 лет. Спектакль получился, и, конечно, он будет обкатываться,  будут появляться новые краски и нюансы, но только при целенаправленной и тонкой работе всех участников спектакля. Искать, искать и еще раз искать!

Фото Ирины Ларионовой

 

  • Константин

    Да нет же, я и в правду считаю, что Вы должны руководить балетом Карелии! Это будет прекрасный опыт для театра!

    • Наталья

      Не лукавьте, Константин! Вы сталкиваете лбами Кирилла Симонова с Натальей Гальциной. Зачем?! Наталья Васильевна всегда с уважением относилась к Кириллу Симонову, а в данном случае как профессионал сочла нужным сказать то, что сказала. Причем, повторюсь, сказала с открытым забралом.

      • Константин

        Дело в том, что я не из театра, я просто люблю классический балет, личные судьбы и отношения Гальциной, Симонова, меня не очень волнуют! Меня волнует судьба классического балета на сцене Карельского театра, я хочу прийти в театр и посмотреть «Дон Кихот», «Спящую», «Эсмиральду», «Щелкунчик» в достойном исполнении, а не то, что было на «Жизели», Вот и Всё! Но похоже проще тут САМОВЫРАЖАТЬСЯ с открытым забролом, чем заниматься действительно делом, печально!!!!

        • Наталья Гальцина

          Константин! Не могу не ответить на Ваш коммент. Что это за выражение
          «размазала театр, постановщиков и труппу Симонова»? Это мой любимый
          Карельский балет, которому я отдала большую часть моей жизни. Кирилл
          Симонов возглавляет труппу вот уже десять лет, ставит знаковые,
          интересные, свои спектакли. У меня нет амбиций руководить, просто я хочу
          своим опытом, знаниями помочь артистам. А моя профессиональная совесть
          не позволяет мне не замечать явные огрехи и упущения Я считаю, что
          рецензия позитивная, и если мои замечания помогут улучшить постановку,
          то я буду только рада. Комплиментарность вредит делу!

          • Анна

            Случайно была на первом спектакле,солисты мне очень понравились,особенно Софико,настоящая Жизель.Я до травмы танцевала в Михайловском(1-я солистка),видела много раскрученных балерин,»звезд»,как автор статьи написала.Да,конечно,есть замечательные известные имена,и это прекрасно.Но эта немногим известная девочка оставила рану в моей душе,так я ей поверила!Это явление,и это очевидно.Теперь вот хочу попасть в Москве на ее спектакли.Говорят,»Медею» Симонова она танует потрясающе…

  • Ирина

    Не огорчайтесь, дорогие наши танцоры, на критику! Это разве критика? Достаточно почитать, как критиковали, например, импрессионистов. Это же просто какой-то ужас. Как люди после этого еще писали, не знаю… Это во-первых. А во-вторых, сколько людей, столько и мнений. И всегда так будет. Вот я посмотрела несколько фильмов из списка лучших молодой Александры Суховой..И что же? К концу недели я не могла вспомнить ни сюжета, ни названия этих фильмов, пока снова не заглянула в ролик. При этом там даже знаменитые актеры играли. Просто эти фильмы созданы для совсем других людей, таких, как милая Александра. Ну, нет у меня чувства юмора. Увы!. Но фильм «Жизнь прекрасна», который раньше не видела, из списка Олега Липовецкого, тронул до глубины души.
    Наталья Васильевна, верю, написала из лучших побуждений, и у нее все-таки есть такое право — иметь свое мнение, особенно потому, что сама танцевала.

  • Наталья

    Ну почему такая нервная реакция на аргументированные, в корректной форме высказанные замечания профессионала? Высказанные, замечу, не под ником, под своим именем. Сдается мне, эта неумная реакция идёт из театра. Ну кто же после этого захочет писать про ваши премьеры? И так желающих по пальцам можно пересчитать…

  • Константин

    Предлагаю устроить сбор подписей за выдворение Симонова из театра, и назначение на должность художественным руководителем балета Наталью Васильевну Гальцину!

  • Константин

    Гальцина МОЛОДЕЦ просто размазала театр, постановщика и труппу Cимонова! Вот есле бы она была руководителем, всё бы стало прекрасно! Вон полупрофессионала Cимонова из театра!

  • Паул Веласкес

    Уважаемая Наталья Гальцева,»в прошлом исполнительница партии Жизели»(прочел в газете,цитита)!С большим уважением к Вам Пауль Веласкес.Прочитал Вышу статью и не удержался от комментария.Вы знаете,пишу сейчас не как балетный критик,а как грамотный зритель.Во многом Вы правы.Но знаете,что меня поразило-это Выше категорическое нежелание признавать очевидное.Позволю себе с Вами поспорить-вот как раз таки потрясение и открытие на первом спектакле было,и разницы между первым и вторым не заметит только слепой.Или тот,кто замечать не хочет.А Вам,профессионалу,и тем паче это должно было быть заметно.Молодая балерина из Москвы,фамилию которой Вы исказили(какое неуважение…),пронесла(я бы сказал,прожила,недаром с нею репетировала сама Комлева!!!) через весь балет такое чувтво стиля,понимания образа,такую осознанность и глубину исполнения,что это может вызвать только два вида реакции-восхищение или зависть.Мне странно,что Вы не понимаете,что именно из таких юных дарований и вырастают те самые звезды,и наше,педагого, дело,как мне думается,пестовать и поддерживать их,а не заранее не принимать только потому что они из Москвы.Ребята тронули до глубины души,им веришь.И большое им спасибо за это.Можно белое назвать черным,но это «черное» к белому не пристанет,как бы кому этого не хотелось.Мое почтение.

  • ИЛ

    Спасибо за спектакль!! У меня внучка несколько дней танцевала после него..Такое было замечательное настроение после спектакля!!!

  • Ирина

    Мне удалось попасть на второй премьерный спектакль, где
    главную партию танцевала карельская звезда – Алевтина Мухортикова, которую все
    любят и помнят по исполнению ею партии Золушки и Джульетты, и
    Ильшат Умурзаков, окончивший в 2010 году Башкирский хореографический
    колледж имени Р. Нуреева. С прошлого года он начал работать в труппе нашего
    театра.

    Простому зрителю спектакль
    однозначно понравился. Трогательный сюжет
    и вечная тема о любви и смерти не может не тронуть. Прекрасная музыка
    Адольфа Адана, романтическое освещение во второй части, где действо
    разворачивается на кладбище, слаженный танец кордебалета, прекрасный дуэт
    трепетной Жизели (Мухортикова) и галантного, убитого горем юноши — принца
    Альберта (И. Умурзаков), все это
    способствовало тому, что публика покидала театр в приподнятом настроении.
    Девчонки-школьницы пританцовывали, у взрослых блестели глаза от радостного
    возбуждения. Можно сказать, что премьеры прошли вполне удачно.

    Понятно, что специалисты всегда найдут
    недостатки, которые простому зрителю не видны. Скажем, один из наших
    театральных критиков в Петрозаводске призналась в частном разговоре, что видела
    35 (!) постановок «Жизели». Ее оценка спектакля соответственно будет совсем
    иной, чем впечатление учительницы из обычной школы. Но простой зритель идет в
    театр не для того, чтобы уличить
    балерину в неточности прыжка или проанализировать ту или иную мизансцену
    постановки. Конечно, если артисты- профессионалы, если на сцене слаженный ансамбль, отточенные движения, а
    самое главное – артисты танцуют с
    чувством, с душой, то есть надежда выйти из театра, очистившись, пережив некий
    катарсис. Именно за этим идем мы в
    театр. Мы жаждем впечатления, эстетического наслаждения и радости – от живой
    музыки, красивого танца и такой особенной и ни с чем несравнимой атмосферы
    театра.

  • Ольга

    Зачем писать про свет, если Вы не видите разницы между белым и голубым? Весь второй акт работает холодный, с различными оттенками, но исключительно только голубой свет. С рассветом, под звон колоколов добавляется белый, тёплый. Это же очевидно. И фотографии говорят о том же.