Главное, Литература

Что сейчас читают #Николаев, #Савкина, #Патлаенко и #Стомонахова?

Книжное деревоНаш экспресс-опрос продолжают артист, филолог, композитор и писательница.

Георгий Николаев

Георгий Николаев, актер театра «Творческая мастерская», заслуженный артист Карелии: – Естественно, читаю много драматургии. Из последнего – Ясмина Реза, известная французская актриса театра и кино, драматург и прозаик, – «Бог Резни», «Арт».

Был потрясён пьесой Василия Сигарева «Алексей Каренин». Если бы меня спросили  о роли, которую я бы хотел сыграть, то это именно она. Пьесу «Другой человек» Петра Гладилина взяли вот в постановку. Премьера буквально на днях – 11, 12 апреля. Приглашаю!

Не так давно очень захотелось перечитать Сомерсета Моэма «Театр». Пошёл в книжный магазин, купил, перечитал, сравнил свои ощущения с теми, которые испытал лет 20 назад. Это отдельный разговор… Побежал снова в книжный, купил ещё один его роман «Луна и грош». Книга лежит на видном месте, ждёт. После премьеры обязательно прочту.

 

Ирина Савкина

Ирина Савкина, филолог, доктор философии университета Тампере, блогер «Лицея»: – Я из тех людей, для которых чтение – это что-то инстинктивное. Я читаю все, что попадает  на глаза. Если нет под рукой книг или журналов, я читаю рекламы, инструкции, надписи на столбах. Гордиться тут, наверное, особо нечем:  это все равно, что корове испытывать гордость за то, что она безостановочно жует. В результате такого поточного инстинктивного чтения, организм мой переваривает горы бумажной и электронной макулатуры, но будучи профессиональным филологом я пытаюсь и чтение массовой литературы превратить в полезное занятие, сделав ее предметом исследования. Например, параллельное чтение в последнее время  серийных женских российских (Татьяна Степанова), шведских (Камилла Лэкберг), американских, финских (Леена Лехтолайнен) детективов с женщиной-расследовательницей в центре повествования  позволяет очень много понять  о том, что вообще происходит с женщиной и женским в современном мире и какие тонкие разницы высвечиваются на фоне очевидной общности главного направления движения. Ну и потом многие из этих книг – неплохие детективы, а я люблю читать хорошие детективы!

Из сильных впечатлений последнего чтения: рассказы недавней нобелевской лауреатки канадской писательницы Элвис Манро (Мунро,  Монро – транслитерируется по-разному). Все из двух прочитанных сборников русских переводов, кроме написанного на российском материале «Слишком много счастья. Эта короткая повесть про Софью Ковалевскую какая-то конспенктивно-пунктирная, с лобовой символикой, тогда как остальные новеллы завораживают глубиной понимания странностей  и непостижимостей обыкновенных человеческих характеров и жизней.

Глубина и экзотика обыкновенной жизни поражает меня и при чтении книги, которая сейчас у меня на столе.  Это «Дневник русской женщины» Н.С. Лашиной – реальный дневник обычной женщины, жившей в СССР в 20-60-е годы XX века, не писательницы, не героини серии ЖЗЛ, не диссидентки. Она была просто матерью, женой, работницей разных контор и заводоуправлений. Но столько информации к размышлению дает этот простой текст и столько новых поворотов в понимании  того, что,  кажется, уже сто раз описано! Например, именно сейчас читаю страницы о том, как  муж ее вернулся – живой и относительно здоровый! – с фронта, но при этом четыре года жизни в разлуке,  заполненные и у нее, и у мужа таким разным и чудовищно эффективным, концентрированным  жизненным опытом, буквально развели их и сделали чужими, и они через этот отчуждающий опыт фронта и тыла не могут пробиться к друг другу, хотя всю войну тосковали и ждали встречи. Описано это с пугающей глубиной безыскусственности.

 

Эдуард-Патлаенко

Эдуард Патлаенко, композитор: – Читаю Пятикнижие. Прочитал Бытие, Исход, Левит, сейчас дочитываю четвертую книгу – Числа. Прежде Пятикнижие читал выборочно, а сейчас решил все книги подряд прочесть. До этого были у меня периоды древнеегипетской, вавилонской литературы. В древней литературе ставятся вечные вопросы, одна притча о Корее чего стоит…

А в перерыве тянет на стихи. Сейчас читаю «Игру в слова» петрозаводского поэта Дмитрия Гордиенко. Серьезный поэт, без всяких скидок.  Сейчас по второму разу читаю, причем вначале один стихи нравились, а сегодня, например, другие, так что «нравится» — «не нравится» — относительные понятия. Сегодня понравились «Игра в слова», «Это сага огня — бесподобная сага огня!», «Что забыто — то забыто и не вспомнится…», «Не торопись, Перевозчик…», «Странник» и еще несколько.

А когда закончу Пятикнижие, начну Экклезиаст перечитывать – уже, наверное, в сотый раз.

 

Наталья Стомонахова

Наталья Стомонахова, писательница: – Катастрофически не хватает времени. Очень хочется просто посидеть, почитать, но жизнь диктует свои правила. Люблю Михаила Булгакова, но «Мастера и Маргариту» раньше не смогла прочесть, не знаю почему. Видимо, пришло время, и сегодня я читаю этот роман! Удивительно, раньше раз десять принималась за прочтение — но увы! — а сегодня на одном дыхании. Кроме художественной литературы читаю… земельное законодательство, экологическое право, изменения в нотариат, наследственное право, дипломные работы студентов — это моя работа.

Фото Ирины Ларионовой

  • Юлия Вараева

    Как я понимаю Наталью Стомонахову: «Катастрофически не хватает времени». Действительно, жизни не хватит, чтобы прочитать все книги, которые хочу. Сейчас читаю про историю Китая: «Китай. Большой исторический путеводитель» Дельнова. http://www.history-library.com/index.php?id1=3&category=istoriya-kitaya&author=delnov-aa&book=2008&page=70 Интересно и остроумно, а главное — познавательно.