Главное, дополнительное образование, метод проектов, образовательная среда, подходы, системы, технологии, ПОЛЁТ (научно-педагогический вестник)

Если бы у меня был класс…

vd8На сайте Глобаллаб продолжается проект «Военное детство».  

Как жаль, что у меня нет сегодня своего класса, нет возможности собрать вокруг себя детей, открыть сайт и вместе посмотреть, о чем говорят диаграммы и графики, какие картины прошлого рисуют короткие фразы. Остается надеяться, что это сделают учителя, родители, старшие ребята, имеющие опыт работы с подобными проектами.

Наверно, самое важное в этом проекте уже произошло для тех участников, кто опросил своих родных и знакомых, заполнил анкету.

«Спасибо за проект. Очень нужный. Дети, выполняя его, узнавали многое. Думаю, что даже повзрослели после беседы с бабушкой. Ведь она рассказывала им о том времени, когда была намного младше их теперешних. Спасибо!»

«После беседы с дедушкой я многое узнала о его детстве. Когда началась война он был моим ровесником, но им пришлось очень быстро повзрослеть…»

«Мы никогда не обсуждали в семье такие подробности военных лет. Конечно, какие-то факты мне были известны, но сейчас знаю намного больше о своих родственниках и их жизни в это тяжелое для всей страны время… Наши ученики тоже включились в работу и признают, что никогда раньше не говорили столько о той войне со своими родными, живыми свидетелями тех событий…»

Анкеты прибывают. Северо-Запад, Поволжье, Урал, Приморский край, Закавказье, Украина… Открытый проект для детей Карелии собирает данные с разных концов света. И очень хочется, чтобы участники проекта  через эти общие результаты открыли для себя мир военного детства.

В этой публикации я расскажу о том, как обрабатываются результаты проекта и как можно анализировать их вместе с детьми.

 

Списки

Фото из анкеты (раздел — довоенные фотографии)

Особенности быта в годы войны и в военное время в разделе «результаты» сведены в списки. Вот, например, часть ответов на вопрос о том, как одевались дети в довоенное время.

Одежда мальчиков

— Короткие штанишки на лямках, беленькая рубашка. ..

— Мальчики часто носили брючки на лямочках, с манжетиком у коленки…

— Фуфайки, кирзовые сапоги, валенки. Шили одежду из самотканой ткани. Рубашка в клетку, темные брюки. Длинная рубаха, шапка-картуз, обувь взрослых, ватное пальто, валенки, галоши, шапка-ушанка…

— Летом могли быть в сандалиях, но в основном бегали босиком. Носили шорты или штаны на помычах — подтяжках (городские с двумя лямками, соединенные перекладиной, у деревенских была одна лямка). Зимой ходили в пальто, шапке-ушанке и валенках. Вся одежда в основном перешивалась.

— Холщовая рубаха. Любил носить кепку.

 

Одежда девочек

— Девочки ходили в чулочках. Галоши надевали на сапоги или валенки.  Одежды было мало, в основном ходили в школьной форме.

— Очень простая: чулки, старенькое платье, перешитое из маминого, калоши, тулуп из овечьей шерсти и шерстяной вязаный платок. Из зимней обуви — валенки.

-У девочек: бельё (штанишки, сшитая сорочка, лифчик с резинками для чулок), платьица, вязаные кофты.

— Обувь: ботинки, валенки. Для маленьких – сумочка через плечо для носового платка (вместо кармана).

 

Очень много свидетельств того, что одежду шили сами.

— Кто умел шить и у кого была швейная машинка, был в большом почете.

— Одежду перешивали из чего придется, мама ее постоянно штопала и приводила в порядок, младшие дети донашивали за старшими. Что-то из вещей было «на выход», только на праздники.

— Школьной формы не было,белую ткань сами красили и шили из нее одежду. Донашивали одежду за старшими.

 

А вот фрагменты списка, рассказывающие о детской одежде военного времени.

— Одежда практически не поменялась, только одно отличие — новой не было и старую приходилось много раз штопать

— Худо-бедно жили. Если до войны перешивали, то во время войны латали заплатками.

— Дали ватную фуфайку от военкомата, носила её, подпоясав веревкой (была очень большая ), солдатские ботинки . А на маме была юбка из мешка. Все хорошие вещи пришлось продать или обменять на хлеб.

— Из флага сшила платье. Парусиновые сапоги

— В основном донашивали то, в чем приехали. В эвакуацию нельзя было брать вещи, но мама догадалась надеть на нас по нескольку одёжек,благодаря чему в дороге мы не очень мёрзли, а потом эту одежду и носили…

 

Если бы у меня был класс, я бы предложила  ребятам зарисовать по описанию довоенную одежду и одежду времен войны, а может быть, и сшить, хотя бы в миниатюре.  Можно подобрать и фотографии – из анкет или поискать старые фото в Интернете.  Аналогично можно обработать другие результаты – о том, что ели, во что играли, как отмечали праздники.

Тексты анкет и иллюстрации к ним позволили бы сделать  яркую и содержательную презентацию о быте детей того времени.

 

Графики

Откуда узнали о наступлении войны

«Меня поразил график «Откуда вы узнали о начале войны?». Более 4% узнали о ней тогда, когда увидели летящие вражеские самолеты… Вот так — играешь на дворе, а тут самолеты…». Это комменарий  Арсения Лебедева, педагога из команды Глобаллаб.

Такая тема исследования – здесь и графики вызывают эмоции: удивление, сострадание.

Из графиков вы, например, узнаете о том, что только 15% опрошенных не помнят, откуда узнали о наступлении войны (примерно столько же родились в 1939-1941 годы, то есть были в начале войны совсем маленькими).  А вот время, когда узнали об этом событии, не помнят многие, почти половина. С воспоминаниями о дне Победы  похожая ситуация.

 

О многом расскажут графики, иллюстрирующие свободное время у детей. Прабабушки и прадедушки современных детей получали воспитание во дворе. Они умели сами организовать свое общение и игры. Хотя в военные годы свободного времени у многих практически не было.

 

 

chart (2)

 

Если бы у меня был класс, я бы обязательно научила детей анализировать графики. Попросила бы сделать выборки по разным регионам – может быть, в Приморье дети проводили свободное время иначе, чем в Поволжье? И помощь взрослым тоже, возможно, зависела от того, в каких условиях жила семья – в эвакуации, на оккупированной территории, на свободной от врага территории у себя дома.

 

Диаграммы Венна

Это, наверное, самый сложный инструмент в Глобаллаб. Он показывает, как данные соотносятся с друг с другом. Вот, например, диаграмма, отражающая условия, в которых жили дети Северо-Западного округа.

Множество А – все опрошенные Северо-Западного округа

Множество В – те, кто в войну жили на оккупированной территории

Множество С – те, кто были в эвакуации

Множество Д – люди, жившие на террритории, не занятой фашистами.

Мы видим, что среди опрошенных из Северо-Западного округа большинство жило на оккупированной территории, есть среди них и те, кто эвакуировались, и те, кто жили на территории, не занятой фашистами.

А вот аналогичная диаграмма для опрошенных из Приволжского округа. Мы видим, что подавляющее большинство из них жило на свободной территории.

 

 

Если бы у меня был класс, я бы научила детей на этом примере настраивать диаграммы Венна и делать выводы.

Но у меня сейчас нет класса. Все, что я могу, – записать небольшие видео, попытаться показать учителям и ребятам, как можно обрабатывать информацию в нашем проекте.

Чем однозначнее представлены данные в анкете, тем более разнообразно и глубоко можно их обрабатывать. В этом смысле удобны так называемые закрытые вопросы, предполагающие выбор ответа. Но чтобы представить живую картину тех лет, нужны вопросы открытые, на которые можно ответить развернутым текстом. И таких вопросов в анкете больше. Последний из них – «Что-то важное, о чем мы не спросили». И снова – списки данных, в которых звучат голоса.

— В Торосозеро были финны в годы войны. Они очень вежливо  и по-доброму относились к карелам, но к русским проявляли жестокость

-В войну отмечали божественные праздники, т.к. были верующими. Оказывали помощь партизанам: покупали им еду.

-Во время войны были бомбежки, прятаться ходили в метро.  На улицах стояли противотанковые ежи. В небе были аэростаты. Окна заклеивали полосками бумаги крест-накрест.

 

Фото из анкеты

— Вспоминает, что она и близкие очень скучали по дому, когда были в эвакуации. Несмотря на просьбы остаться, осенью 1944 года семья вернулась домой, и это было большое счастье.

— После Победы через село шли эшелоны с боевой техникой и солдатами на Дальний восток (война с Японией). Мама понесла на станцию молоко и капусту. На перроне стоял 2 минуты эшелон, с которого донеслось: «Шура, едем на следующую, скоро вернусь». Это кричал свекр мамы (отец отца).

— К сожалению, никакой информации о пропавшем без вести в 1942 году отце  за 70 лет узнать не удалось. Архив в Подольске молчит.

— Когда я попросила рассказать о войне дедушку, он заплакал. И я подумала: а, может и не надо спрашивать? Как-то тихо плакал, а потом сказал: «Горько за тех, кто не вернулся». У них, у наших прадедушек, все еще внутри живут картинки войны.

 

 

Если бы у меня были в классе дети, мечтающие о профессии журналиста, я бы обязательно предложила им написать по этим материалам статью. А может быть, даже серию статей. Ведь это важно — уметь обрабатывать данные, видеть за графиками и диаграммами живые картинки прошлого.

Несколько дней назад, когда я начала писать эту статью, в проекте было 117 анкет. Сейчас их 166.  И так важно, чтобы дети сумели не только собрать данные, но и прочитать общие результаты.

Если бы у меня был класс…